logo
avatar
avatar

Если Господь благословляет наши труды, тогда они полноценны и полезны для нас

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Верующий во Христа соблюдает главную заповедь - любит Бога и с любовью относится ко всему

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Господь даёт нам воду вечной жизни, от которой никогда не будет жажды

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Верим и надеемся, что Воскресший Господь дарует жизнь Вечную всем отдавшим жизни свои за Отечество и ближних

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Нам нужно осознать глубину своей греховности и великую, безмерную милость Божию

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Будем молиться и трудиться, чтобы Господь открыл наше сердце и душу для покаяния

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Без нравственности, без духовности не может быть полноценного нашего будущего поколения

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Меню

Протоиерей Антоний Исаков рассказал об особенностях жизни семьи священнослужителя

21.11.2023|13:14

316
1
Есть мнение, что священнослужителями становятся люди, кто рос в глубоко религиозных семьях и с детства считал храм вторым домом. В действительности же это далеко не всегда так. Пути Господни неисповедимы, как считают благочинный города Сургута отец Антоний и матушка Марина. Когда-то, в далеком 1997 году, студентка Марина выходила замуж за будущего нефтяника, а сейчас она – жена священнослужителя, воспитывающая четверых детей.

Найти утешение

Будущий благочинный Сургутского городского благочиния поступил учиться в православную семинарию в 1999 году, практически сразу после окончания транспортного факультета в ТюмГНГУ. К тому моменту он работал, вел успешный бизнес и был уже два года женат.

– Никогда не знаешь, в какую сторону повернется жизнь, – говорит матушка Марина. – Когда отец Антоний оканчивал пятый курс университета, я ждала ребенка, и у нас были большие планы на будущее. Но… Мы потеряли первенца. Горе нас  не подломило, скорее, заставило по-другому посмотреть на жизнь.

Надо сказать, что супруги Исаковы к тому времени уже были достаточно воцерковленными: посещали храм, участвовали в Таинствах, были венчаны. И церковь же стала для них местом, где они смогли найти утешение, унять и пережить боль потери.

– Я пришел в храм к священнику и спросил: «Как мне быть? Ведь у меня была хорошая работа, красивая «картинка жизни», по всем параметрам я должен был быть «на коне» со счастливой семьей и детьми. Но тут стало приходить понимание, что на самом деле не нужны деньги и регалии. Нужно утешение и поиск смыслов. Может, мне в семинарию пойти?» – вспоминает отец Антоний.

Одно дело сказать, другое – сделать. Поступление в семинарию предполагает множество перемен не только в личной, но и в семейной жизни. Молодая 20-летняя женщина, прожившая с мужем два года и потерявшая ребенка, не была готова к такому повороту. И даже в глубине души надеялась, что муж не пройдет вступительные экзамены, иначе им пришлось бы учиться и жить несколько лет в разных городах. Рассчитывал на подобный исход и его отец, пытаясь образумить сына, чтобы тот отказался от принятого решения.

Но отец Антоний поступил.

«Вырос в обычной семье инженеров»

Его поступок был тем удивительнее, что вырос он в обычной семье советских инженеров, которую нельзя назвать религиозной. Папа – геофизик, мама – геохимик.

Хотя предпосылки все же были. Прабабушка Антония, рожденная в конце 19-го века, была глубоко верующим человеком. И будучи ребенком, он часто видел, как она молилась перед образами. Хотя не особо понимал происходящее.

– К религиозному мировоззрению мои родители начала приходить в середине восьмидесятых. Мама, очень образованный человек, сначала серьезно увлеклась теософией. Слава Богу, что увлечение этим «сатанизмом для интеллигенции» вскоре переросло в интерес к русской религиозной философии. Появились труды Соловьева, Ильина, Франка. Позже увлечение переросло в истинную веру. И примерно тогда же крестили меня, – говорит отец Антоний.

Но крещение не сделало его верующим в одночасье. Хотя мальчишке нравилось ходить с мамой в храм и общаться с батюшкой. Особенно поразила тогда Антония семья тюменского священника отца Михаила: многодетная, где все дети были духовно образованы и умели играть на музыкальных инструментах. В его обычном окружении таких ребят не было. Пик взросления Антония пришелся на «лихие девяностые», когда было много неблагополучных семей и подростков, пристрастившихся к алкоголю и наркотикам. Поэтому семья священнослужителя поразила своей правильностью.

А еще ему было интересно изучать церковно-славянский язык.

– Я брал «Закон Божий» протоиерея  Серафима Слободского и пытался читать «загогулины». Постепенно начал их понимать и приобщаться к божественным текстам. Появилась внутренняя детская вера в то, что Бог есть и он слышит молитвы, – говорит отец Антоний.

Но все это было скорее признаком детской любознательности, нежели приобщением к церкви. Будущий священник больше увлекался физикой и математикой. И обычными развлечениями подростков.

В двенадцать лет он познакомился со своей будущей женой, с которой жил в соседних домах и учился в одной школе.

– У нас сформировалась отличная компания друзей. Играли в «Зарницу» и «Казаки-разбойники», ходили друг к другу в гости, слушали музыку, ездили с друзьями на дачу, собирали ягоды в лесу и купались на озерах. Со многими из той компании поддерживаем отношения до сих пор, – рассказывает матушка Марина.

После девяти классов отец Антоний ушел в городской технический лицей при Тюменском индустриальном институте, а позже поступил на транспортный факультет Тюменского государственного нефтегазового университета, который потом окончил с отличием.

Марина тем временем после 11 класса поступила в институт культуры на факультет режиссуры. Но, немного отучившись, поняла, что это «не то». Хотя актерское мастерство и сценическая речь давались легко, а преподаватели считали, что девушка подает большие надежды. Марина бросила учебу и поступила на филологический факультет ТГУ.

«Священник не всегда аскет»

В моем детстве в соседнем доме жил многодетный священник, державший свою семью «в черном теле». Как рассказывали его дети, дома из «современных технологий» были только лампочки и холодильник. И это вызывало у ровесников безграничное сочувствие и жалость.

В отличие от того священнослужителя, отцу Антонию не чужды плоды прогресса. Для него современные технологии – инструмент, необходимый для жизни и работы.

– Два образования я получил не для того, чтобы потом только с топором ходить! – говорит благочинный. – Никогда не забуду, когда на второй год работы преподавателем в СурГу я пришел в научную библиотеку вуза со своим ноутбуком. Надо было с банка авторефератов скачать несколько интересующих меня диссертаций. И тут в зал заходят студенты, первокурсники, которые в шоке смотрят на бородатого человека в рясе, с крестом и ноутбуком. На их лицах было такое искреннее удивление!

Своим детям отец Антоний тоже не закрывает доступ к современным технологиям.

– Когда старшие росли, гаджетов и не было особо. Они воспитывались на советских фильмах и мультфильмах. И мы очень старались, подбирая видеокассеты, диски, книги. У младшей дочери возможностей больше. В первом классе у нее уже был простенький мобильный телефон. Сегодня уже и планшет с доступом в интернет. Но я отслеживаю историю браузера, и дети об этом знают, – говорит отец Антоний.

«У отца нет выходных»

В работе священников есть одна особенность – у них почти нет выходных. Суббота, воскресенье, основные церковные праздники – это рабочие дни. Порой единственная возможность у детей видеться с папой – это быть вместе с ним в храме.

Первые 11 лет в Сургуте отец Антоний работал преподавателем в университете. Целый день проводил там, с пяти до семи служба в храме, потом исповеди – порой до 10-11 вечера. Возвращался домой, когда дети уже спали. И так почти каждый день. Но это не исключение. Примерно так живут семьи многих священнослужителей.

Сейчас старшие дети говорят, как им не хватало отца в детстве. И Антоний старается находить время для семьи по мере возможности.

– У нас есть семейные традиции. Например, на Пасху матушка печет куличи вместе с детьми, каждый сам его украшает, и мы все вместе идем в храм, ждем, чтобы священник храма окропил куличи. И потом все вместе фотографируемся, – рассказывает отец Антоний.

Основное воспитание детей все же на маме. Хотя последние семь лет она тоже много времени отдает работе, занимаясь центром поддержки материнства «Моя радость», организованном при приходе храма Георгия Победоносца.

«Построить прочный фундамент»

– Я требовательная мама, – считает матушка Марина. – И дети четко понимают, что они должны сделать. Мы стараемся, чтобы в первую очередь у детей формировалось сопереживание другим людям, чтобы они не были равнодушными. Для меня это очень важно.

Как считают отец Антоний с супругой, воспитание в семье – это основополагающий фундамент становления ребенка. Поэтому так важно, что заложат родители в разум малыша в первые годы жизни.

– Внешние факторы начинают влиять на психику ребенка, когда он оказывается в социуме: школа, секции, двор. До этого времени главную и единственную роль в его становлении играют родители. То, что заложено родителями, сказывается на будущих взаимоотношениях с другими людьми и на жизни в целом. Если фундамент крепкий, то и дальше будет проще. Если же основа шаткая, то на ней не построить хорошие стены.

Но это не значит, что в семье священника «все запрещают», давая только то, что «во благо». Скорее, прививают критическое мышление. Бывали ситуации, когда дети просили «мультик, который все смотрят». И тогда отец Антоний садился с ними перед экраном, а после просмотра обсуждал, что дал им просмотр и какие полезные уроки из увиденного можно извлечь, а что категорически неприемлемо.

 И еще одно важное качество стараются привить детям – чувство благодарности.

– Бог любит благодарных. И этому мы учим своих детей.

 

Груз ответственности

Легко ли быть детьми священнослужителя? Скорее, нет. Ведь на них лежит груз ответственности, поскольку их отец  – публичный человек, кого в городе многие знают в лицо. И его церковный статус предполагает некий обязательный моральный стержень и у детей.

– Простая ситуация. Дети собираются гулять, в кино или в кафе. Если кто-то из наших детей будет в компании, то для других родителей это как некий гарант того, что все будет в порядке, – приводит пример протоиерей Антоний.

И пока детям удается оправдывать ожидания как родителей, так и окружающих. Двое старших учились в Сургутской православной гимназии во имя Николая Чудотворца. Старший сын последние два года учился в гимназии имени Ф. Салманова, где обучаются сегодня две младшие дочери

Старшие сын с дочерью смогли поступить на бюджетное отделение вузов. Сын сейчас оканчивает Московский энергетический институт (МЭИ), будет энергетиком. Дочь поступила в Тюменский индустриальный университет на строительный факультет.

– Оба технари, в папу, – шутит отец Антоний.

Время покажет

Удалось ли воспитать детей так, как того хотелось, можно будет судить, наверное, тогда, когда в семье отца Антония и матушки Марины появятся внуки. Правда, найти вторую половинку подрастающим детям, возможно, будет не так просто. Ведь родители показали им своим примером практически идеальную семью. Хотя отец Антоний с супругой себя не идеализируют.

– Мы обычные люди со своими недостатками, – считает матушка Марина, – Да, практически не допускали каких-то несогласий друг с другом. Но ведь выстраивание таких отношений – это ежедневный, порой монотонный труд. Не бывает идеально сразу. Первые годы брака, как и у всех, были разногласия. Со временем стали внимательнее друг к другу.

Будущее покажет еще и то, пойдет ли кто-то из детей по стопам отца, став священнослужителем.

– Не скажу, что мы бы сильно этого хотели. Но однозначно были бы рады, – говорит отец Антоний. – Старший сын мне как-то сказал: «Я, как и ты, получу высшее образование, а там как Бог даст». Наверное, порой задумывается по этому поводу. Поживем – увидим.

Автор текста: Наталья Быкова
Автор фото: Из личного архива