logo
avatar
avatar

Если Господь благословляет наши труды, тогда они полноценны и полезны для нас

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Верующий во Христа соблюдает главную заповедь - любит Бога и с любовью относится ко всему

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Господь даёт нам воду вечной жизни, от которой никогда не будет жажды

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Верим и надеемся, что Воскресший Господь дарует жизнь Вечную всем отдавшим жизни свои за Отечество и ближних

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Нам нужно осознать глубину своей греховности и великую, безмерную милость Божию

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Будем молиться и трудиться, чтобы Господь открыл наше сердце и душу для покаяния

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Без нравственности, без духовности не может быть полноценного нашего будущего поколения

Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел

Меню

Православие.Ru: ТРИ ИСКУШЕНИЯ: ОПЫТ ОСМЫСЛЕНИЯ

09.02.2024|23:10

376
2

Иерей Тарасий Борозенец

Искушение – неотъемлемая составляющая нашей временной земной жизни. Никому нельзя прожить на земле без искушений.

В молитве Господней мы просим, чтобы Господь не ввел нас в искушение, то есть дал нам сил не поддаться ему, и избавил от лукавого, то есть освободил, вывел из-под его власти (Мф. 6: 13).

Эти два прошения прямо взаимосвязаны: второе является непосредственным следствием первого. Не впадая в искушение, человек тем самым избавляется от власти диавола над собой. И напротив: впадая в него, человек необходимо становится рабом сатаны. Ведь лукавый – это субъект, совершитель искушения. Он пытается насаждать, распространять и утверждать свою власть над людьми через искушения. Ему удается это сделать при условии нашего добровольного согласия и принятия этих искушений. И не удается, если мы их отвергаем.

В «Отче наш» мы не просим о том, чтобы полностью избавить нашу жизнь от искушения, как и о том, чтобы уничтожить искусителя. Господь этого не заповедует. Он попускает происходить как первому, так и быть второму. А раз так, значит это важно и нужно для нашего спасения; значит, такова воля Божия.

***

Вся человеческая история, за исключением первого весьма краткого райского периода, – это история искушений, история борьбы с ними, история поражений и побед в этой борьбе. История человечества, по сути, началась с искушения и падения первых людей в Эдемском саду, когда Адам и Ева были соблазнены диаволом в змеином подобии нарушить повеление Божие о невкушении плодов с древа познания добра и зла (Быт. 3: 1–7).

Вся человеческая история, за исключением весьма краткого райского периода, – это история искушений и борьбы с ними

Грехопадение прародителей рода человеческого разорвало связь с Богом, ввело в тварный мир вражду, тление и смерть. Люди обрекли себя на страдания, были изгнаны из рая и стали влачить принципиально трагическое прискорбное существование.

Из-за греха первого Адама и Евы, который испортил, деформировал, разбалансировал человеческую природу, произошедшее от них человечество стало обладать расколотой, слабой, больной, немощной природой. Ее болезненность выражается в том, что святые отцы называют «удобопреклонностью ко греху». Это склонность легко впадать в искушение, поддаваться ему и грешить. После греха прародителей нам, их потомкам, намного легче согрешать, чем хотя бы воздерживаться от совершения греха, не говоря уже о том, чтобы поступать добродетельно. Из-за «первородного греха» нам очень трудно сопротивляться искушениям и не грешить.

«Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху, – говорит об этом апостол Павел. – Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то́, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак, я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7: 14–24).

***

После Адама искушению подвергались, подвергаются и будут подвергаться все люди на земле. Когда исполнилась полнота времен, подвергся искушениям от лукавого и Господь наш Иисус Христос, наш Новый Адам. В сравнении с первым ветхозаветным Адамом, который обладал бессмертными и совершенными душой и телом, Сыну Человеческому пришлось противостоять искушениям, обладая тленной человеческой плотью, находясь к тому же в крайне ослабленном физическом состоянии. Кроме того, если Адаму для падения хватило одного искушения, то Господь в начале Своего служения подвергся трем сильнейшим искушениям от диавола, затем бесчисленному количеству других от слуг лукавого и все их победил, ни разу ни в чем не согрешив.

Сын Божий совершенно вочеловечился, то есть воспринял всю душевно-телесную человеческую природу, уподобился людям во всем, кроме греха. Тем самым Он очистил и освободил ее от зла, освятил и обожил ее Своею благодатью.

Рассказ о троекратном искушении Господа Иисуса Христа в конце Его сорокадневного поста в заиорданской пустыне содержится у трех синоптических евангелистов, но с разной степенью полноты. Если апостол Марк лишь кратко об этом упоминает (см.: Мк. 1: 13), то Матфей и Лука дают весьма развернутое повествование, фактически совпадая во всех деталях (Мф. 4: 1–11; Лк. 4: 1–11).

Возьмем за основу рассказ святого евангелиста Матфея.

«Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал» (Мф. 4: 1).

Господь отправился в пустыню сразу же после Своего Крещения во Иордане не произвольно и не случайно, но преисполненный и ведомый Духом Святым ради того, чтобы быть искушенным от диавола и победить его в открытом противостоянии. То есть Христос всецело осознавал, куда и зачем Он идет. Ему было это открыто Духом Святым.

Крещение, как и все остальные церковные Таинства, – не гарантия от искушений, не повод к духовной расслабленности

Путь Господа от Крещения к искушению учит нас, что Крещение, как и все остальные церковные Таинства, – не гарантия от искушений, не повод к самонадеянности, самоуспокоенности и духовной расслабленности. Крещение – начало христианской, церковной жизни, суть которой состоит в духовной брани с бесовскими искушениями; только начало борьбы с врагом рода человеческого.

Это нужно ясно осознавать каждому христианину, так же как это осознавал идущий в пустыню Господь. Одна из основных целей Крещения и совершаемого вместе с ним Таинства Миропомазания – благодатно открывать, просвещать разум человека для понимания необходимости духовной брани и сообщать силы для победы в ней. К сожалению, зачастую церковные Таинства понимаются как средства для земной защиты, здоровья и благополучия, которые должны действовать сами по себе, подобно лекарствам в организме. Это серьезнейшее заблуждение.

Получаемая в Таинствах благодать Божия – не обезболивающее, не наркотик, не банковский вклад под проценты, не индульгенция. Благодать – сила и энергия Божия, которая благотворно действует в нас, очищает, освящает, преображает нашу душу, но только тогда, когда мы ее добровольно принимаем и сотрудничаем с ней в деле нашего спасения. Наши безволие и зловолие, наши бездействие и злодействие делают полученную в Крещении и других Таинствах благодать бесполезной и даже служащей к нашему большему осуждению.

***

В евангельском повествовании названы главные орудия нашей борьбы с искушением. Это Крещение вместе со всеми церковными Таинствами, пост, молитва и знание Слова Божия.

Использование человеком всех этих средств выражает, с одной стороны, его решительный настрой и прилагаемые усилия ради победы над искушением, с другой, его смирение и всецелое полагание на помощь Божию в этом спасительном деле. Сам по себе, одними своими силами, без Бога, без Его благодати, человек не способен и не может противостоять искушениям лукавого. «Человекам это невозможно, Богу же все возможно» (Мф. 19: 26), – говорил Господь.

Однако и Сам Бог не может дать нам победу над искушениями без нашего добровольного согласия, решимости и усилий, без нашего действенного соучастия, даже в случае веры в Него. «Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2: 26).

Противостояние искушениям и победа над ними – результат соработничества, синергии Бога и человека. От человека – желание, решение и старание, от Бога – сила, помощь и результат. Это принципиально двусторонний процесс.

Пример такого сотрудничества показал нам Христос, Который как Сын Человеческий боролся с искушениями диавола, пребывая в общении с Богом и соработничестве с Ним, благодаря Крещению, посту, молитве и знанию Слова Божия. Именно так Господь победил все диавольские искушения, тем самым преподав нам руководство к действию. Через все эти средства верующие получают от Господа вспомоществующую, очищающую, преображающую, спасающую и обоживающую благодатную силу, без которой невозможна победа в духовной брани.

***

Оружие лукавого в духовной брани – это искушение. Другие названия – обольщение или соблазн. Искушение – это, прежде всего, название действия бесов по отношению к человеку. Поэтому их начальник и называется искусителем. Диавол и подчиненные ему падшие духи по своей укоренившейся злой воле просто не могут действовать иначе. Вся их деятельность сводится к искушению людей, к попыткам соблазнить их.

Этимология каждого из трех синонимов указывает на различные аспекты искушения. Слово «искушение» происходит от «кусать» и обозначает цель искушения – схватить, укусить, разрушить целостность, целомудрие, духовное и физическое здоровье человека, в конце концов, утащить к себе и погубить. В этом контексте диавол – это кровожадный «рыкающий лев, ищущий, кого поглотить» (1 Пет. 5: 8), «человекоубийца от начала» (Ин. 8: 48).

Оружие лукавого в духовной брани – это искушение

Интересно, что древнегреческое евангельское слово ὁ πειρασμός (peirasmos), которое мы переводим как «искушение», совмещает в себе два значения: это одновременно и искушение, и испытание. Эти смыслы содержаться и в русском слове. Тем самым подчеркивается, что в искушениях испытывается наша решимость исполнять Божии заповеди.

Слово «обольщение» происходит от «лесть», то есть приятный для самолюбия обман. Оно указывает на сущностный способ искушения, которое всегда осуществляется через ложные обещания, тешащие человеческие тщеславие и гордыню. Всячески стараясь нас погубить, сатана всегда обманывает, льстит нам, пытается манипулировать, взывая к нашему самолюбию. Ведь диавол «не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8: 48).

Русское слово «обольщение» является переводом евангельского древнегреческого слова πλάνη, которое также обозначает заблуждение, ошибку, обман, прелесть и в целом по смыслу совпадает со своим русским аналогом.

Главным противоядием от обольщения, паразитирующего на самолюбии и гордыне, является добродетель смирения. Смиренного человека, который победил эгоизм и преисполнен благодати Божией, невозможно обольстить. Напротив, эгоиста можно не только сбить с праведного пути, но и довести до состояния духовной прелести, для которой характерны слепой самообман, мечтательность, самонадеянность, мнимая уверенность в своем достоинстве и совершенстве.

Слово «соблазн» происходит от старославянского «блазнъ» – ошибка, безумие, дурость. Впасть в соблазн означает совершить безумный, ошибочный поступок и тем самым пойти против своего разумного естества. «Боже! Ты знаешь безумие мое, и грехи мои не сокрыты от Тебя» (Пс. 68: 6), – восклицает об этом пророк Давид. «Сердце сынов человеческих исполнено зла, и безумие в сердце их, в жизни их» (Еккл. 9: 3), – подтверждает его сын Соломон.

Русское «соблазн» является переводом новозаветного древнегреческого σκάνδαλον (препятствие, западня, ловушка, преткновение, капкан, петля). И действительно, соблазн есть ловушка, в которую человек заманивается приманкой, неким подобием блага. Попав в капкан греха, человек становится добычей диавола, охотящегося за его душой, теряет свою свободу и погибает.

Перевод «препятствие» перекликается с пониманием искушения как испытания. Таким образом, искушение, соблазн – это всегда трудность, испытание, препятствие, которое можно и нужно преодолеть на пути духовной жизни. Преодолевая искушения, человек накапливает опыт борьбы с ними, упражняется в смирении, терпении, уповании на Господа, восходит «от силы в силу» (Пс. 83: 8), становясь закаленным мужественным воином Христовым (2 Тим. 2: 3).

***

Терпеливая и неустанная борьба с искушениями является неотъемлемой составляющей несения человеком креста, который возложен на него Господом. Искушая нас, сатана взывает к нашему самолюбию, тщеславию, гордыне, плотским похотям, манит нас иллюзиями беспечального счастливого существования, если мы подчинимся ему. Лукавый – искуснейший манипулятор, который прекрасно знает, как и на что можно поймать человека.

Лукавый – искуснейший манипулятор, который прекрасно знает, как и на что можно поймать человека

Христос не манипулирует, не пытается нас завлечь ложными фантазиями и обещаниями мирских благ. Он прямо и честно обращается к человеку. Господь всегда говорит нам правду – обличает нас в грехах, призывает к покаянию и смирению, к бескомпромиссной борьбе с искушениями, к полному разрыву с лукавым, ко всецелому подчинению плоти духу, а духа Богу, к жертвенному самоотвержению.

«Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16: 24).

Земная жизнь как время духовной брани не может быть без искушений. Премудрый и премилостивый Господь промыслительно попускает нам искушения для нашего испытания, опытности, совершенствования в доброделании, при этом соизмеряя их с нашими силами, даруя благодать для победы над ними.

«Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10: 13).

Без искушений не может быть спасения.

«Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его» (Иак. 1: 12).

В этом «позитивная», созидательная сторона искушений.

Для человека, испытывающего на себе нападки бесовских искушений, это не является грехом и виной, пока он сам добровольно не откликнулся, не согласился и не пошел у них на поводу. Только за этой чертой искушение, которое до этого было грехом лукавого, становится уже грехом самого человека. Как утверждают святые отцы-аскеты, подробно анализирующие механизм грехопадения, собственно искушение еще не является человеческим грехом, это лишь «прилог», то есть призыв человека ко греху со стороны лукавого. Здесь еще нет участия самого человека, и потому не может быть ни его греха, ни вины. Личный грех и вина начинаются только с так называемого «сочетания» или «собеседования», когда человек добровольно внимает и отвечает согласием на греховный призыв, тем самым присваивает его себе, делает его уже своим собственным помыслом.

Если человек побеждается соблазном, тогда во всем безобразии является негативная, разрушительная сторона искушения. Если человек впадает в искушение, тогда оно приводит к губительной ошибке, греху. В русском языке слово «грех» собственно и переводится как «ошибка» (ср.: «погрешность, огрех»). И в самом древнегреческом грех выражается словом ἁμάρτημα, ἁμαρτία, означающим «промах, погрешность, провинность, непопадание в цель», либо синонимичным ему παράπτωμα; на иврите же словом חֵטְא‎ [хэт] «непреднамеренный грех, промах».

Таким образом, соблазн указывает на возможные двойственные, разнонаправленные и разновалентные последствия искушения, которые напрямую зависят от свободной реакции самого искушаемого человека. Сатана не может нас заставить поступать по его злой воле. Он способен только советовать, предлагать нам разрушительные и гибельные варианты действий, пытаясь обмануть нас лживыми обещаниями.

Парадоксально, но искушение одновременно является необходимым условием как для нашего спасения, так и для гибели

Парадоксально, но искушение одновременно является необходимым условием как для нашей святости, так и для нашей греховности, как для спасения, так и для гибели человека. Это «момент истины», развилка, где происходит самоопределение личности. Куда идти: к добру или ко злу, ко спасению или к гибели?

Добровольно избрав благо, человек встает на путь праведности, которая заключается в бескомпромиссной борьбе с искушениями и грехами. Идя по этому пути, праведный достигает святости или блаженства, то есть полной победы над искушениями и грехами.

Избрав зло, человек вступает на путь злонравия или порочности, которая выражается в последовательно греховном образе жизни, в принятии греха как нормы существования. Следуя по этому пути, грешник в итоге доходит до состояния безбожия, богоборчества, становится заклятым врагом, фанатичным противником Бога и Христа.

***

Если для диавола и бесов после их отпадения от Бога искушение является единственным и исключительным образом действия по отношению к человеку, то для человека это не так. Бесы – всегда искусители. Люди же могут быть как искушаемыми, так и искусителями, как соблазнять других людей, так и не соблазнять, могут даже помогать другим преодолевать искушения, как это делали и делают православные подвижники благочестия, праведники и старцы.

Когда человек предлагает, советует, призывает других людей совершить грех, или сам грешит, показывая другим пример, или агрессивно ведет себя с другими людьми, провоцируя их на ответные греховные действия, тогда он становится искусителем. Напротив, когда он не согрешает ни словом, ни делом, ни помышлением, живет праведно и свято, тогда он становится подвижником благочестия, добрым примером для подражания, «ловцом человеков» (Мф. 4: 19; Мк. 1: 17), как называл Своих апостолов Господь.

Сатана и бесы знают, что они уже находятся в вечной погибели. Поэтому их задача – увлечь за собой как можно больше людей, чтобы заставить их вечно страдать вместе с собой в аду. Когда им это удается, уловленные в их сети люди сами становятся искусителями для ближних, лукавыми «ловцами человеков».

Суммируя вышесказанное, постараемся дать общее определение понятию искушение. Искушение – это исходящее от бесов и/или подчиненных им людей предложение нарушить заповедь Божию (совершить грех), которое включает в себя само предложение греха, ложное отрицание Божиего наказания за грех, заманчивое обещание наслаждения или мнимой свободы в результате греха. Задачи искушения – доведение человека до греха и вечной погибели через отвращение его от Бога и переподчинение сатане.

***

Где же в человеке происходит духовная брань с искушениями? Куда, собственно, направляет свои соблазны лукавый? В какую точку он бьет? Куда метит? Другими словами, что в нас является местом опытного контакта и общения со злыми духами, которое тем самым является органом, орудием, инструментом духовной борьбы?

Таким душевным местом, органом, куда сатана вбрасывает свои искушения, и где мы их свободно или принимаем, или отвергаем, является сердце, ум или дух человеческий. В православной антропологии эти слова являются синонимами, каждый из которых указывает на свой аспект ключевого органа духовной жизни.

«Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое» (Лк. 6: 45). Очень точно об этом выразился Федор Михайлович Достоевский в «Братьях Карамазовых»: «Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей».

Сердце есть центр, средоточие всего человеческого существа, алтарь и цитадель личности. Удар в сердце – это удар по всей личности, всем ее силам и способностям. Падение сердечной цитадели под напором искушений означает гибель всего человека.

Ум или разум – высшая, мыслительная способность и сила человеческой души, являющаяся основанием ее свободы. Ум – это сердце мыслящее. В соответствии с этим искушения имеют мыслительную, ментальную, разумную природу. Они суть лукавые помыслы, внушаемые бесами человеческому разуму. Ведь и ангелы, и бесы суть бесплотные умы. Только ангелы – бесплотные умы, верные Богу, а бесы – бесплотные умы, воспротивившиеся Богу, взбунтовавшиеся против Него. Благодаря наличию ума человек способен общаться как с благими, так и со злыми умами на соответствующем им ментальном уровне.

Дух – главенствующая способность и сила человеческой души, отвечающая за общение с Богом. В естественном состоянии дух – это сердце, ум, устремленный к Богу, предавшийся слушанию совести, молитве и созерцанию. С помощью искушений злой дух пытается отвратить дух человеческий от Духа Божия, от совести, молитвы и созерцания, от святой благодати, от духовных смирения, веры и любви, сделать его своим рабом.

«Ибо, кто кем побежден, тот тому и раб» (2 Пет. 2: 19).

***

Перейдем собственно к рассмотрению трех искушений Христа.

«И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами» (Мф. 4: 3).

Первое искушение – это искушение, в котором диавол пытается использовать крайнюю телесную немощь, изможденность Христа, что стала результатом сорокадневного голода и жажды. Сначала лукавый пытается подобраться к Спасителю через Его страдающее человеческое тело, немощную плоть.

Диавол предлагает Господу совершить чудо для своего насыщения, превратив камни в хлеба, тем самым доказав, что Он действительно является Сыном Божиим.

Казалось бы, в самом этом предложении нет ничего греховного, предосудительного. Можно даже подумать, что сатана проявляет заботу о крайне истощенном, измученном постом человеке, а также просит Христа проявить силу Его божественной природы, которой Он на самом деле обладает.

По сути же, диавол добивается того, чтобы Господь непременно послушался его совета, исполнил его волю, при этом пытаясь апеллировать к самолюбию Христа – «если Ты Сын Божий».

Грех – это исполнение воли лукавого, а не воли Божией. Принципиально важно не что ты делаешь, а чью волю при этом исполняешь

Следует подчеркнуть: грех – это исполнение воли лукавого, а не воли Божией. Принципиально важно не что ты делаешь, а чью волю при этом исполняешь и, как следствие, чьим слугой становишься. В основе своей грех – не столько «что», сколько «чью» и «чей». Грех, то есть зло, не обладает самобытной сущностью, ибо не сотворено Богом. Грех возникает из ложной, ошибочной, противоестественной, разрушительной направленности ума и воли. Он есть извращение естественных способностей и устремлений. Поэтому грех есть безумие и противление по отношению к Творцу и Его творению.

Зачастую диавол, чтобы усыпить духовную бдительность человека, предлагает ему совершить нечто вполне безобидное, казалось бы, никому не вредящее и даже полезное. Однако, попадаясь в эту ловушку, человек осознанно, но чаще нет, признает над собой главенство и власть сатаны.

Отвечая на первое искушение, Господь цитирует слова Священного Писания (Втор. 8: 3), которыми также подчеркивает Свою человеческую природу.

«Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4: 4).

По сути, Христос отказывается исполнять волю диавола, ожидая Божиего повеления. Он намеревается смиренно терпеть голод и жажду, пока Бог, Который Его благословил на подвиг поста и молитвы, не скажет Ему завершить пост.

Тем самым Господь учит нас руководствоваться в своей жизни во всех ее аспектах не потребностями и желаниями плоти, какими бы сильными они ни были, но потребностями и желаниями духа, вдохновляемого и ведомого Духом Святым. Плоть – наша низшая телесная составляющая, которая насыщается и поддерживается в существовании соответствующей ей материальной пищей. Дух – составляющая высшая, главенствующая, требующая для своего бытия и развития пищи духовной – благодатного слова Божия. Так же как плоть следует подчинять духу, так и духовную пищу следует предпочитать телесной. Такова естественная, здоровая, гармоничная иерархия человеческого существа.

Ответ Христа также указывает на главенствующее и определяющее место Слова Божия, которое оно должно занимать в жизни каждого человека, особенно в борьбе с искушениями.

«Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4: 12).

Христиане должны глубоко изучать и понимать Священное Писание. Ведь от этого напрямую зависит исход нашей борьбы с искушениями, само наше спасение.

В первом искушении сатана соблазняет Христа пищей подобно тому, как он искушал Адама и Еву плодами с древа познания добра и зла. Апостол Павел называет Христа вторым и последним Адамом:

«Первый человек Адам стал душою живущею; а последний Адам есть дух животворящий. Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба» (1 Кор. 15: 45, 47).

И действительно, ради нашего спасения Сын Божий стал новым Адамом, воплотился, стал человеком, то есть воспринял от Девы Марии тленную человеческую природу Адама, чтобы ее исцелить от греха, тления, смерти, освободить от рабства лукавому, вывести из плена адова души всех праведников. Поэтому Христос и подвергается искушениям, так же как Адам и все его потомки, но в отличие от нас их полностью побеждает, тем самым побеждая грех и диавола.

«Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4: 15).

Истинная и окончательная победа над грехом – это несовершение греха, недопущение его в мысли, воле и деле

Здесь чрезвычайно важно уяснить, что победа над грехом заключается в победе именно над искушением. Истинная и окончательная победа над грехом – это несовершение греха, недопущение его в мысли, воле и деле. Такая победа достигается исключительно в результате неприятия и отражения искушения. Если мы согрешили, то уже проиграли, уже поддались искушению и осквернили свою душу.

Абсолютно не верна точка зрения, согласно которой, чтобы уметь бороться с грехом, его сначала нужно совершить и опытно познать. Соответственно, чем больше грешишь, тем опытней и мудрее становишься. Грех – это зло, совершенно разрушительное и губительное по своему действию на человека. Его совершение можно уподобить употреблению смертельного яда. Последствие греха – рабство диаволу, разрушение и смерть:

«…ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2: 17).

Первый Адам пал, соблазнившись ложными обещаниями змия:

«…нет, не умрете, но… откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3: 4–5).

Второй Адам выстоял, не поддался плотским влечениям и душевному самолюбивому желанию доказать, что Он – Сын Божий.

***

Получив отпор после первого искушения, сатана не оставляет надежды соблазнить Господа. При этом он делает выводы из своей неудачной попытки, старается провести работу над ошибками и сделать второе искушение лучше, действеннее первого.

«Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею» (Мф. 4: 5–6).

Как видим, лукавый продолжает взывать к самолюбию Христа. Новым в этом искушении является использование диаволом храма и слов Священного Писания (см.: Пс. 90: 11–12). Таким образом он пытается замаскировать свой греховный призыв под волю Божию, убедить Господа, что это желание не сатаны, а Бога.

Здесь сатана выступает в роли толкователя Слова Божия, вкладывая в цитируемый отрывок тот смысл, который ему нужен. Бог, по сути, говорит об ангельской заботе и помощи, которыми будет окружен Христос во время Своего земного служения. Сатана же извращает прямой и очевидный смысл слов пророка Давида, подавая их как некую гарантию, индульгенцию от Бога, позволяющую Христу бессмысленно рисковать Своей человеческой жизнью.

При этом лукавый как бы подталкивает Господа к тому, чтобы Он попытался проверить и подтвердить верность слов Божиих. Однако проверка и подтверждение суть проявления недоверия. Истинное и полное доверие самодостаточно, основывается на самом себе и не нуждается в проверке и обосновании.

Если бы Господь поддался этому искушению, то, во-первых, принял бы за истину ложное толкование слова Божия, во-вторых, исполнил бы волю сатаны, а не Бога, и в-третьих, явил бы недоверие к Богу, сомнение в Его заботе о Нем.

Использование сатаной Священного Писания для искушения Господа учит нас пониманию различия между текстом Библии и его смыслом, между буквой и духом, между истинным и ложным смыслами, между святым и лукавым духом.

«Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит» (2 Кор. 3: 6), – говорит апостол Павел.

Само по себе Слово Божие не спасает и не губит человека. Его спасает правильное понимание истинного смысла или духа Писания

Само по себе Слово Божие не спасает и не губит человека. Его спасает правильное, православное понимание истинного смысла или духа Писания, губит же – ошибочное, еретическое понимание.

Истинное понимание по определению может быть только одно. И это понимание Православной Церкви, выраженное в постановлениях ее соборов и писаниях святых отцов. Ложных пониманий – бесчисленное множество, «легион».

«Потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7: 13–14).

Отсюда следует кардинальная важность чтения, изучения и усвоения смысла Священного Писания исключительно в толковании единой, святой, соборной и апостольской Православной Церкви, ибо только это толкование является истинным и руководствует человека к спасению.

Христос отвергает второе искушение опять-таки словами из Писания (Втор. 6: 16).

«Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего» (Мф. 4: 7).

Эти слова можно понимать двояко. Во-первых, как приказ диаволу больше не искушать, не испытывать Богочеловека Христа. Во-вторых, как отказ Господа исполнять предложение сатаны и тем самым искушать Бога.

Первое толкование сомнительно, поскольку лукавый продолжил далее искушать Христа. Поэтому речь идет о возможности человека искушать Самого Бога.

Оказывается, можно искушать не только человека, но и Бога. Даже Бог не избавлен от искушений. Таким образом, по направленности или адресату в Священном Писании можно различить три вида искушений – искушение человека, искушение Богочеловека и искушение Бога. Первому со стороны лукавого духа и/или служащих ему людей подвергаются все люди на земле. Второму со стороны сатаны и/или подчинившихся ему людей во время Его земной жизни – Богочеловек Иисус Христос. Третьему со стороны людей и соблазнившего их диавола – Сам Бог Вседержитель.

Что значит не искушать Бога? Как нужно правильно понимать это выражение?

Обычно его толкуют в том смысле, что не следует испытывать милосердие и терпение Божие безрассудным риском Его дарами – здоровьем, жизнью и всеми прочими благами, полученными свыше.

Эти дары следует использовать для служения Богу и ближним. Именно для этого все они даны человеку, а не для того, чтобы он играл с Богом в рулетку – спасет-не спасет. Отсюда еще одно понимание этой заповеди.

Искушать Бога значит вместо того, чтобы подчиняться воле Божией, пытаться вынудить, заставить Его подчинятся своей воле, произвольно создавая опасные рискованные ситуации, чтобы Он вынужден был вмешаться и спасти человека. Не искушать Бога значит не пытаться использовать святые заповеди и учение Божие, как нам удобно, приспосабливая и извращая их под себя, в угоду своему самолюбию и произволу. Напротив, верным следует всячески стремиться к тому, чтобы самим меняться в соответствии со Словом Божиим.

Таким образом, мы выходим на одну из ключевых проблем духовной жизни – проблему строгого различения своей воли и воли Божией, переходящей в проблему подчинения первой второй. Первое в православной аскетике относится к добродетели трезвения, второе называется послушанием. Второе проистекает из первого. Без трезвения нет послушания. Смешение, подмена воли Божией своей волей приводит к духовному самообману, называемому духовной прелестью.

Господь увидел, что сатана камуфлирует свою лукавую волю под волю Божию, извращая ее и толкая Его на грех самоубийства. Он также ясно различал Свою человеческую волю и волю Божию, всецело подчиняя первую второй. Добродетелями трезвения и послушания Христос побеждает второе искушение диавола – эгоистический соблазн вынудить, заставить, подчинить Бога своей воле.

***

Однако сатана не оставляет попыток отвратить Господа от Бога и прибегает к последнему и самому сильному, по его мнению, искушению, предлагая всю мирскую власть, богатство и славу.

«Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне» (Мф. 4: 8).

Сатана открыто предлагает Христу заключить с ним сделку, договор, свой сатанинский завет по формуле «ты мне, я тебе»

Здесь лукавый говорит прямо, без обиняков, уже ничем не маскируя свое предложение. Он открыто предлагает Христу заключить с ним сделку, договор, свой сатанинский завет по формуле «ты мне, я тебе». Ты мне поклоняешься, признаешь мою власть над Собой и тем самым предаешь Бога и отпадаешь от Него, а я даю тебе все земные блага.

В этом откровенном предложении выявляется главный принцип всякого искушения. Диавол всегда соблазняет нас мирскими благами и мирскими наслаждениями от обладания ими ради того, чтобы мы подчинились его власти.

Он призывает нас подчиниться ему сейчас, обещая, что вознаградит нас потом. Обещает и всегда обманывает. Еве и Адаму он лживо обещал вечную божественную жизнь. Они же получили тление и смерть, как Бог и предупреждал. Христу обещает глобальную власть и славу, но тоже лжет, потому что не является творцом и правителем мира, в том числе власти и славы. Диавол не обладает тем, что обещает искушаемым. Настоящим источником истинного бытия, власти, славы и всех прочих благ является только Бог, Творец, Владыка и Промыслитель всего сущего. Предложения сатаны суть привлекательные иллюзии, соблазнительные фантазмы, за которыми нет истинного содержания.

Может возникнуть вопрос: почему тогда в Писании сам Господь называет лукавого «князем мира сего»? См., например, в Ин. 12: 31; 14: 30, 16: 11; Еф. 2: 1–2; 6: 12.

Действительно, сатана является правителем мира, однако мира не физического, не социального, которые сотворены и управляются Богом, но мира человеческих грехов, похотей и страстей, которыми мы сами подчиняем себя диаволу. Это тот мир, о котором апостол Иоанн Богослов говорит:

«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1 Ин. 2: 15–17).

Диавол управляет подчинившимися ему грешниками и потому может способствовать карьерному росту, материальному благополучию и общественной славе своих слуг. Однако цель его – не в этом, а в том, чтобы в итоге погубить вверившиеся ему души, ввергнув их в ад. Поэтому все его мирские дары призрачны, не прочны, тленны и смертоносны.

При этом сатана руководит доверившимися ему людьми исключительно по попущению Божию, Который уважает человеческую свободу. Сатана властвует над грешниками, потому что, с одной стороны, они сами на это согласились, а с другой, потому что Бог это позволил. Власть лукавого не самодостаточна и принципиально ограничена нашей свободой и Божиим Промыслом. Лукавый делает лишь то, что ему позволяет делать Бог и мы сами.

Лукавый делает лишь то, что ему позволяет делать Бог и мы сами

Благая весть Христа – это весть Царствия Божия. «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4: 17). Господь призывает нас отвергнуть сатанинскую власть греха, мир сей, и войти в Его Небесное Царство, через покаяние выйти из греховного общества нечестивых и приобщиться к народу Божию, святой Церкви Христовой.

Выбор между миром греха, князем которого является диавол, и Царством Небесным, в котором всецело правит Христос, – это кардинальный, судьбоносный выбор земной человеческой жизни, ее центральный нерв. Собственно, каждый из нас приходит в этот мир, чтобы свободно принять самое главное решение, от которого напрямую зависит наша вечная участь. Это решение «за» или «против» Господа, которое вместе с тем является решением «за» или «против» сатаны.

Для того, чтобы мы могли сделать этот выбор осознанно и правильно, Бог, с одной стороны, дарует нам Свое Откровение, Свою Церковь со всеми ее спасительными средствами, Свою благодать, а с другой, попускает искушения от лукавого. Принимая первые, отвергаем вторые. Принимая вторые, отвергаем первые. Третьего не дано. Есть только два пути – путь служения Богу и путь рабства сатане, путь бескомпромиссной борьбы с искушениями и путь согласия с ними. Первый ведет к вечному блаженству в Царствии Небесном, второй – к вечным адским мукам.

Христос олицетворяет первый путь, ибо полностью отвергает все предложения лукавого и всецело предает Себя служению Богу, оставаясь верным слову Писания (см.: Втор. 6: 13; 10: 20).

«Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф. 4: 9).

Когда человек бескомпромиссно отвергает искушения лукавого, тогда он в бессилии отходит от него, Бог посылает человеку Своих ангелов, Свое благодатное утешение и поддержку. Таковы плоды победы в борьбе с искушениями. Бог всегда вознаграждает Своих служителей духовными дарами свыше, вводит их в вечноблаженную жизнь.

«Тогда оставляет Его диавол, и се, Ангелы приступили и служили Ему» (Мф. 4:11).

***

Люди, которые избирают греховный путь и следуют им, по сути, становятся антиподами, противниками, врагами Христа, то есть антихристами. Апостол Иоанн Богослов называет антихристами людей, не исповедующих Иисуса Христа, то есть тех, кто не верует в Него и не следует за Ним, а значит, поддался искушениям и следует за диаволом.

«Многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист» ( 2Ин. 1: 7; см. также 1 Ин. 2: 18, 22).

Диавол всегда обманывает доверившихся ему, смеется и издевается над ними

Последствия их выбора, если не успеют покаяться, – греховное осквернение, рабство сатане, муки совести и вечная погибель. Диавол всегда обманывает доверившихся ему, смеется и издевается над ними. Ведь он «человекоубийца искони» (Ин. 8: 44).

В конце времен, согласно пророчествам, явится человек, который будет служить сатане в наибольшей степени, антихрист из антихристов. Апостол Павел называет его «человек греха», «сын погибели» (2 Фес. 2: 3) и «беззаконник» (2 Фес. 2: 8); он будет выдавать себя за Христа (Мф. 24: 4), за Самого Бога (2 Фес. 2–3 и след.) и в итоге будет побежден вновь пришедшим с Небес Господом (2 Фес. 2: 8).

В Апокалипсисе апостол Иоанн Богослов называет антихриста зверем, которому дракон (сатана) дал «силу свою и престол свой и великую власть» (Откр. 13: 2).

«И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца. И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе. И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем. И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира» (Откр. 13: 5–8).

Если Христос отверг искушения лукавого, оставшись верным Богу, то апокалиптический антихрист сознательно и добровольно примет его искушения, заключит с ним ту сделку, от которой в пустыне отказался Господь, и даже на время, на три с половиной года, по попущению Божию получит власть над всем миром, воссядет в иерусалимском храме как Бог и будет требовать поклонения себе.

Власть и слава антихриста будут кратковременны и непрочны, ибо даны ему от сатаны не по благословению, но по попущению Бога. Антихрист будет обманут лукавым так же, как до него были обмануты все его предтечи. Все его мировое могущество, богатство и слава окажутся колоссом на глиняных ногах, призраком, фантасмагорией, которые рухнут, рассеются как дым со вторым пришествием Христа Истины. «Сын погибели» будет побежден и низвергнут Сыном Человеческим во ад. Таков итог всякого, кто избирает путь принятия бесовских искушений.

***

Как видим, тема искушений и необходимости борьбы с ними красной нитью проходит через всю историю человечества – от райского начала до апокалиптического конца, является важнейшей для каждой человеческой жизни, занимает ключевое место в деле нашего спасения, отражается фактически во всех книгах Священного Писания и всех направлениях православного богословия, особенно же в антропологии, ангелологии, христологии, сотериологии, эсхатологии, является центральной для аскетики.

Православная аскетика занимается опытно-теоретическим изучением искушений, грехов как последствий их принятия, выработкой методов борьбы с ними. В ней сами искушения по их сущностному содержанию, то есть по тому, чем искушаемся, называются специальным термином – «греховные (лукавые, злые) помыслы» (греч. λογισμός), а сам процесс или способ искушения, то есть то, как искушаемся, – «прилогом» (греч. προσβολέ).

Учитывая исходное, необходимое и ключевое значение искушений для духовной жизни человека, ее первый раздел вполне можно выделить в особую аскетическую поднауку под названием искушениеведение (пейрасмология) или соблазноведение (скандалология).

Ключевые вопросы этой богословской дисциплины: Что такое искушение? От кого они исходят? На кого направлены? Какова цель искушений? Из каких элементов состоит искушение? Каков его алгоритм или механизм? Как искушения действуют на человека? Какие они бывают? Как бороться с соблазнами? Каковы последствия впадения в искушение? Что делать, если ты поддался искушению и совершил грех?

От правильных ответов на эти кардинальные или, как говорят философы, экзистенциальные вопросы зависит вся наша жизнь, ее содержание и вечный итог.

Иерей Тарасий Борозенец

8 февраля 2024 г.

https://pravoslavie.ru/158577.html