Церковное почитание царской семьи: апологетические вопросы

Борозенец Т.А.

Сегодня каждый верующий, вся Церковь живет в условиях непрестанной информационной войны. Мы всегда на ее передовой. Борьба ведется за самое главное в человеке – за нашу самоидентификацию. Хотим мы или не хотим, но мы вынуждены реагировать, отвечать на те информационные вызовы, которые угрожают нашей православно-русской культурной самоидентификации.

Самоидентификация есть экзистенциальное самоопределение человека по отношению к самому себе, другим людям, миру и, конечно же, Богу. Она обязательно включает в себя ответы на вопросы: Кто я? Почему я есть? Зачем и ради кого я живу? Каков смысл моего существования? Наша традиционная самоидентификация заключается в том, что мы – православные русские люди, которые стремятся жить ради служения Господу и Его Церкви.

Решающее место в самоопределении занимает история, ее понимание. Как известно, история не равномерна и не равноценна в своем течении. Есть исторические личности и исторические события, которые подводят черту под прошлым и определяют будущее. Это водоразделы исторического течения. Они делят историю на До и После; указывают, что нет ничего случайного. Говоря церковным языком, являют верующему сердцу тайну Промысла Божия. Для мировой истории – это, безусловно, Рождество Христово. Для личной истории каждого человека – его обращение ко Христу, Крещение и вхождение в Церковь. Для нашей отечественной истории – Крещение Руси и, конечно же, события 1917 – 1918 г. – революция, начало гонений на Церковь, убийство царской семьи.

Гонения на Русскую Православную Церковь начались с 1917 г. и приняли массовый и ожесточенный характер уже в 1918 г. Своего апогея они достигли в 1937-1938 годах. По данным Правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий в 1937 г. было арестовано 136.900 православных священно- и церковнослужителей, из них расстреляно 85.300; в 1938 г. арестовано 28.300, расстреляно 21.500.1

До сих пор в нашем обществе идут споры об оценке этих кровавых страниц нашей истории. Церковная позиция представлена в официальных документах, в соборных актах канонизации новомучеников и исповедников Российских, в многочисленных заявлениях и выступлениях Патриарха и других иерархов. Но мало дать оценку, мало осудить палачей и канонизировать святых. Нужно еще все это обосновать. Необходимо защитить церковную позицию от недопонимания и нападок изнутри и извне.

Эта задача стоит сегодня перед церковной апологетикой. Наиглавнейшая цель сегодня – защита церковного, православного понимания истории. Поэтому историческая апологетика выходит на первый план. Одним из ключевых вопросов здесь является защита и обоснование канонизации и церковного почитания царской семьи.

Для многих людей это остается камнем преткновения. Многие просто не знают церковной позиции, что, впрочем, не мешает им ее критиковать. Многие знают, но критикуют и не принимают ее в силу своих просоветских политических убеждений. Симпатии к советскому прошлому заставляют их искать оправдания даже для очевидного зла.

Однако после церковного прославления царской семьи и других русских святых ХХ в., отношение к ним – это уже не просто вопрос личного выбора. От принятия или неприятия канонизации зависит принадлежность к Церкви, а значит и само спасение человека. В этом заключается трагический драматизм ситуации. Многие аргументируют свое неприятие Церкви своим неприятием канонизации царя Николая II. Отношение к последнему российскому императору, его семье – это сегодня вопрос о пребывании в Церкви или вне Ее спасительных границ.

Прежде всего, подчеркнем, что канонизация – это не идеализация человека и всей его жизни. Это указание Церковью на то, что человек тем или иным путем достиг Царствия Божия. Пути эти называются ликами святости. Не бывает безгрешных людей. Подвиг святости состоит в том, что человек с помощью Божией благодати боролся и поборол свои грехи, соединился с Богом. Часто бывает, что это происходит в самом конце жизни, после многочисленных падений и духовных ошибок.

В нашем выступлении мы постараемся дать обзор основных «проблемных» вопросов, связанных с почитанием царской семьи, привести аргументы в пользу официальной церковной позиции.

Народное почитание царской семьи

Расстрел царской семьи был совершен по постановлению Уральского областного совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, возглавлявшегося большевиками, в ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге.

Почти сразу после объявления о казни царя и его семьи в отдельных группах верующих начало формироваться их почитание, приведшие в итоге к канонизации.

Через три дня после расстрела, 8 (21) июля 1918 г. в Москве в проповеди за богослужением в Казанском соборе Патриарх Тихон обозначил «суть духовного подвига» царя, выразил церковное отношение к его казни: 

«На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович… Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе».2

Патриарх благословил архипастырей и пастырей совершать панихиды об убиенном царе и его родных.

Благоговение перед миропомазанником, ужасные обстоятельства убийства царя и его семьи, жалость, которую вызывала гибель ни в чём неповинных детей стали факторами, которые постепенно сформировали отношение к царской семье не как к жертвам политической борьбы, а как к христианским мученикам. Как отмечал митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), «почитание Царской Семьи, начатое Тихоном продолжалось — несмотря на господствовавшую идеологию — на протяжении нескольких десятилетий советского периода нашей истории. Священнослужители и миряне возносили к Богу молитвы о упокоении убиенных страдальцев, членах Царской Семьи. В домах в красном углу можно было видеть фотографии Царской Семьи».3

В эмиграции почитание царской семьи было более заметным и массовым. С одной стороны, в русском зарубежье не один год велась полемика о царствовании Николая II. С другой стороны, в прессе появлялись сообщения о чудесах, совершенных царственными мучениками.

Митрополит Сурожский Антоний (Блум) в интервью 1991 г. говорил, что «многие за границей почитают их святыми. Те, кто принадлежит к патриаршей церкви или другим церквам, совершают панихиды в память их, а то и молебны. А в частном порядке считают себя свободными им молиться».4 По его мнению, это свидетельствует о местном почитании царской семьи.

Народное почитание стимулировало процесс церковной канонизации. В 1928 г. царская семья была причислена к лику святых мучеников Катакомбной церковью, в 1938 г. Сербской православной церковью.

Архиерейский собор Русской православной церкви заграницей в 1967 г. постановил во всех поминовениях именовать императора «убиенным Царём-мучеником».

В 1981 г. Архиерейский собор Русской зарубежной церкви причислил к лику святых Николая II, всю царскую семью и их слуг. Одновременно с царской семьёй были канонизированы российские новомученики и исповедники, пострадавшие при советской власти. Архимандрит Киприан (Пыжов) написал икону новомучеников и исповедников российских, на которой семья Николая II была помещена в её центре.

Это событие способствовало усилению внимания к вопросу о святости последнего русского императора в СССР. Из-за рубежа осуществлялась доставка подпольной литературы, транслировалось зарубежное вещание.

16 июля 1989 г. на пустыре, где некогда стоял дом Ипатьева, собрались люди и впервые открыто помолились Царственным Мученикам. 18 августа 1990 г. на месте Ипатьевского дома был установлен первый деревянный крест, перед которым верующие один-два раза в неделю, стали систематически молиться, читать акафисты святой царской семье.

В 1980-е годы в России начали ставить вопрос об официальной канонизации хотя бы расстрелянных детей, чья безвинность не вызывает никаких сомнений. Возникают написанные без церковного благословения иконы, на которых были изображены только одни дети, без родителей.

В 1992 г. Русская православная церковь прославила как преподобномученицу сестру императрицы великую княгиню Елизавету Фёдоровну.

Сначала царская семья была канонизирована как местночтимые святые в Екатеринбургской, Луганской, Брянской, Одесской и Тульчинской епархиях Русской православной церкви.

В 1992 г. определением Архиерейского собора от 31 марта — 4 апреля Синодальной комиссии по канонизации святых было поручено «при изучении подвигов новомучеников Российских начать исследование материалов, связанных с мученической кончиной Царской Семьи»5. С 1992 по 1997 год комиссия, возглавляемая митрополитом Ювеналием (Поярковым), посвятила рассмотрению этой темы 19 заседаний, в перерывах между которыми члены комиссии углублённо изучали жизнь Царской семьи. На Архиерейском соборе 1994 г. в докладе председателя комиссии была изложена позиция по ряду завершенных к тому времени исследований. Об итогах работы комиссии было доложено Священному синоду на заседании 10 октября 1996 г.

Вот основные тезисы доклада комиссии:

— Канонизация не должна дать поводов и аргументов в политической борьбе или мирских противостояниях. Её цель — способствовать объединению народа Божия в вере и благочестии.

— «Канонизация Монарха никоим образом не связана с монархической идеологией и, тем более, не обозначает «канонизации» монархической формы правления… Прославляя святого, Церковь не преследует политических целей… но свидетельствует перед уже чтущим праведника народом Божиим, что канонизуемый ею подвижник действительно угодил Богу и предстательствует за нас пред Престолом Божиим, независимо от того, какое положение он занимал в своей земной жизни».6

— В жизни Николая II было два неравных по продолжительности и духовной значимости периода — время царствования и время пребывания в заключении. В первом периоде (пребывания у власти) комиссия не нашла достаточных оснований для канонизации, второй период (духовных и физических страданий) для Церкви является определяющим, и поэтому она сосредоточила своё внимание на нём.

На основании исторических и богословских доводов, благодаря многочисленным прошениям о канонизации и чудесам комиссия сделала вывод:

«За многими страданиями, перенесёнными Царской Семьёй за последние 17 месяцев жизни, которая закончилась расстрелом в подвале Екатеринбургского Ипатьевского дома в ночь на 17 июля 1918 г., мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесённых Царской Семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в XX веке».7

«Именно в осмыслении этого подвига Царской Семьи Комиссия в полном единомыслии и с одобрения Священного Синода находит возможным прославить в Соборе новомучеников и исповедников Российских в лике страстотерпцев Императора Николая II, Императрицу Александру, Царевича Алексия, Великих Княжен Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию».8

В 2000 г. на Архиерейском соборе Русской православной церкви царская семья была причислена к лику святых в составе Собора новомучеников и исповедников Российских, явленных и неявленных. Окончательное решение было принято 14 августа на собрании в зале храма Христа Спасителя. Голосовали вставанием. Решение было принято практически единогласно. Единственным из церковных иерархов, высказавшихся против канонизации царской семьи, стал митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов). Сам чин канонизации был совершён 20 августа 2000 г.

Из «Деяния о соборном прославлении новомучеников и исповедников Российских XX века»:

«Прославить как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских Царскую семью: Императора Николая II, Императрицу Александру, царевича Алексия, великих княжен Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию. В последнем православном Российском монархе и членах его Семьи мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесённых Царской семьёй в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине в Екатеринбурге в ночь на 4 (17) июля 1918 г., был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в XX веке… Сообщить имена новопрославленных святых Предстоятелям братских Поместных Православных Церквей для включения их в святцы»9.

Основания канонизации царственных страстотерпцев:

— Обстоятельства кончины — физические, нравственные страдания и смерть от рук политических противников.

— Широкое народное почитание.

— Многочисленные обращения отдельных клириков и мирян, а также групп верующих из разных епархий с поддержкой канонизации Царской Семьи (а три года было получено 22 873 обращения за прославление царской семьи).10

— Многочисленные свидетельства о чудесах и благодатной помощи по молитвам к Царственным мученикам. «Речь идёт в них об исцелениях, соединении разобщённых семей, защите церковного достояния от раскольников. Особенно обильны свидетельства о мироточении икон с изображениями Императора Николая II и Царственных мучеников, о благоухании и чудесном проступании на иконных ликах Царственных мучеников пятен кровавого цвета».11

— Личное благочестие Государя. Император уделял большое внимание нуждам Православной Церкви, щедро жертвовал на постройку новых храмов, в том числе и за пределами России. Глубокая религиозность выделяли Императорскую чету среди представителей тогдашней аристократии. Все её члены жили в соответствии с традициями православного благочестия. За годы царствования Николая II было канонизовано святых больше, чем за два предшествующих столетия (в частности, Феодосий Черниговский, Серафим Саровский, Анна Кашинская, Иоасаф Белгородский, Гермоген Московский, Питирим Тамбовский, Иоанн Тобольский).

«Церковная политика Императора не вышла за рамки традиционной синодальной системы управления Церковью. Однако именно в царствование Императора Николая II дотоле два века официально безмолвствовавшая по вопросу о созыве Собора церковная иерархия получила возможность не только широко обсуждать, но и практически подготовить созыв Поместного Собора».12

— Деятельность императрицы и великих княжон как сестёр милосердия во время войны.

— Долготерпение, кротость, благочестие императора и его семьи в условиях издевательств и оскорблений перед лицом смерти. «Император Николай Александрович часто уподоблял свою жизнь испытаниям страдальца Иова, в день церковной памяти которого родился. Приняв свой крест так же, как библейский праведник, он перенёс все ниспосланные ему испытания твёрдо, кротко и без тени ропота. Именно это долготерпение с особенной ясностью открывается в последних днях жизни Императора. С момента отречения не столько внешние события, сколько внутреннее духовное состояние Государя обращает на себя наше внимание».13 Большинство свидетелей последнего периода жизни Царственных мучеников говорят об узниках Тобольского губернаторского и Екатеринбургского Ипатьевского домов как о людях страдавших и, несмотря на все издевательства и оскорбления, ведших благочестивую жизнь. «Их истинное величие проистекало не из их царского достоинства, а от той удивительной нравственной высоты, на которую они постепенно поднялись».14

Возражения против канонизации Николая II и его семьи:

— Гибель императора Николая II и членов его семьи не была мученической смертью за Христа, а лишь результатом политических репрессий.

— Ошибочная государственная и церковная политика императора (трагедия на Ходынке, Кровавое воскресенье, Ленский расстрел, неоднозначная деятельность Григория Распутина).

— Отречение от престола привела к окончательному краху Российской империи, многочисленным жертвам гражданской войны и гонениям на Церковь.

— Активное движение за канонизацию царской семьи в 1990-е годы носило не духовный, а политический характер.

— Канонизация может привести к расколу церковного общества на противников святости Николая II тех, кто ее признает.

Опровержение возражений:

Император Николай II и его семья канонизированы не как мученики, но как страстотерпцы – люди, святость которых выразилась в терпеливом, кротком перенесении страданий и смерти ради Господа Иисуса Христа.

— Государь канонизирован не за свою политическую деятельность, но за подвиг страстотерпчества в последние месяцы своей жизни. Тем не менее исторические данные не позволяют обнаружить в действиях Государя при трагических событиях его правления сознательной злой воли, обращённой против народа и воплощённой в конкретных греховных решениях и поступках. Непосредственную вину за события на Ходынке, Кровавое воскресенье, Ленский расстрел нельзя возлагать на императора. Конкретные решения, приведшие к кровавым последствиям, принимал не он. «Мы должны оценивать не ту или иную форму государственного устройства, но место, которое занимает конкретное лицо в государственном механизме. Оценке подлежит, насколько то или иное лицо сумело воплотить в своей деятельности христианские идеалы. Следует отметить, что Николай II относился к несению обязанностей монарха как к своему священному долгу».15

— Фигура и деятельность Григория Распутина достаточно сложны и неоднозначны. Исторически доказана его помощь в поддержании здоровья и сохранении самой жизни наследника. «Видеть в отношениях Царской Семьи с Распутиным признаки духовной прелести, а тем более недостаточной воцерковленности — нет никаких оснований».16 Это документально не подтверждается.

— «Характерное для некоторых противников канонизации Императора Николая II стремление представить его отречение от Престола как церковно-каноническое преступление, подобное отказу представителя церковной иерархии от священного сана, не может быть признано имеющим сколько-нибудь серьёзные основания. Канонический статус миропомазанного на Царство православного государя не был определён в церковных канонах. Поэтому попытки обнаружить состав некоего церковно-канонического преступления в отречении Императора Николая II от власти представляются несостоятельными».17 Даже наоборот, «Духовные мотивы, по которым последний российский Государь, не желавший проливать кровь подданных, решил отречься от Престола во имя внутреннего мира в России, придаёт его поступку подлинно нравственный характер».18

— Движение за канонизацию царской семьи в 90-е годы прошлого века имело широкий народный характер, в нем участвовали представители разных общественных групп и кругов. Имело это движение и политический аспект, но он не был первостепенным и определяющим; скорее он сам определялся мощным народным религиозным, молитвенным почитанием. Своим соборным решением о прославлении царской семьи церковные иерархи лишь придали этому процессу закономерное, каноническое завершение.

— Канонизация царской семьи не разделила церковное общество. Напротив, она способствовала как внутренней, так и внешней консолидации Церкви. Благодаря ей было устранено одно из противоречий между Русской православной церковью и Русской православной церковью заграницей, созданы предпосылки для их объединения, которое произошло через семь лет после канонизации царской семьи в России в 2007 г.

Лик святости царской семьи.

По вопросу, к какому лику святости относится царская семья, существует разногласие между Русской православной церковью и Русской православной церковью заграницей.

Как известно, в Православии существует достаточно проработанная иерархия ликов святости — типов, на которые принято распределять святых в зависимости от их жизненного пути.

Русская Православная Церковь в 2000 г. официально прославила царскую семью в лике страстотерпцев. В житийной и литургической традиции Русской церкви понятие «страстотерпец» употребляется применительно к тем святым, которые, «подражая Христу, с терпением переносили физические, нравственные страдания и смерть от рук политических противников. В истории Русской Церкви такими страстотерпцами были святые благоверные князья Борис и Глеб (1015), Игорь Черниговский (†1147), Андрей Боголюбский (†1174), Михаил Тверской (†1318), царевич Димитрий (†1591). Все они своим подвигом страстотерпцев явили высокий образец христианской нравственности и терпения».19

Русская православная церковь заграницей в 1981 г. канонизировала царскую семью лике мученичества. Однако для причисления к данному лику святости необходимо пострадать именно за исповедание своей веры в Христа, в то время как от царской семьи никто не требовал отречения от Бога и Церкви. Поэтому традиционные принципы канонизации в лике мучеников были переработаны протоиереем Михаилом Польским. Исходя из признания «советской власти» в СССР по существу антихристианской, он считал «новомучениками российскими» всех православных христиан, убитых представителями государственной власти в Советской России. В его трактовке, христианское мученичество также смывает с человека все ранее совершенные грехи.

Традиционно монархи канонизировались как благоверные. Это наиболее распространённый лик святости для правителей. Но обычно он не применяется для святых, прославленных как мученики или страстотерпцы. Еще важно, что в лике благоверных прославляются лица, имевшие статус монарха в момент смерти. Николай II отрёкся от престола ради предотвращения смуты и гражданской войны.

Учение о царе-искупителе.

Среди части православных распространена концепция «Царя-искупителя», согласно которой Николай II почитается как «искупитель греха неверности своего народа». Эпитет «искупитель» использовался в письменных обращениях, направлявшихся в Московскую патриархию при рассмотрении вопроса о канонизации царской семьи, так же применяется неканонических акафистах и молитвах: «О пречудный и преславный царю-искупителю Николае».

Критики именуют это учение «цареискупительской ересью», а ее приверженцев «царебожниками», полагая, что название «искупитель» можно относить исключительно к Богочеловеку Иисусу Христу – единственному Искупителю человеческого рода от грехов и проклятия. Называя царя Николая II искупителем, его фактически приравнивают к Господу, то есть обожествляют.

На собрании московского духовенства патриарх Алексий II однозначно высказался о недопустимости подобного, заявив, что «если он увидит в каком-нибудь храме книги, в которых Николай II именуется Искупителем, то будет рассматривать настоятеля этого храма как проповедника ереси. У нас один Искупитель — Христос».20

Чин покаяния за грехи русского народа

С конца 1990-х годов, ежегодно, в дни, приуроченные к годовщинам рождения «царя-мученика Николая» некоторые представители клира самочинно, без благословения священноначалия совершают особый «Чин покаяния в грехах русского народа».

Церковь в лице своих иерархов призывает верующих к принесению личного покаяния в установленном для этого Самим Господом Таинстве Исповеди.

В 1993 г. «покаяние за грех цареубийства от лица всей Церкви» было принесено Патриархом Алексием II: «Мы призываем к покаянию весь наш народ, всех чад его, независимо от их политических воззрений и взглядов на историю, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, от их отношения к идее монархии и к личности последнего Российского Императора».21

В 2005 г. Синод Русской Православной Церкви под председательством Патриарха Алексия II также высказался по этому вопросу:

«Патриарх и Священный Синод дважды, в связи с 75-летием и 80-летием страдальческой гибели царской семьи, призывали ко всенародному покаянию в этом грехе. Верим, что многие чада нашей Церкви принесли Богу такое покаяние, которое выражалось в стремлении изгнать из своей жизни греховное помрачение и равнодушие к судьбам Церкви и Отечества, сделавшее некогда возможными гонения на Церковь, погружение страны в пучину братоубийственной ненависти и кровопролития».22

Также Синод определил, что самочинные действия организаторов некоего нового чина народного покаяния «противоречат каноническому соборному строю Церкви» и указал на их недопустимость для священнослужителей… Осознанно или неосознанно, но проповедники этих псевдоправославных идей объективно работают на дискредитацию Православия в глазах российского общества, на ослабление и раскол Церкви».23

По благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира ежегодно проводится покаянный крестный ход из Санкт-Петербурга в Екатеринбург к месту казни семьи Николая II. Он символизирует покаяние за грех отступления русского народа от соборной клятвы 1613 г. на верность царственной династии Романовых.

Канонизация царских слуг.

Как известно, вместе с царской семьей были расстреляны и четверо их слуг, не оставившие своих господ в ссылке. Русская православная церковь заграницей канонизировала их всех, несмотря на то, что некоторые из них были не православными по вероисповеданию. Архиепископ Лос-Анджелесский Антоний (Синкевич) обосновывает это тем, «что эти люди, будучи преданными царю, своей мученической кровью крестились, и они достойны, тем самым, быть канонизированными вместе с Семьёй».24

Русская православная церковь по поводу прославления слуг РПЦЗ отмечает «не имеющее исторических аналогий в Православной Церкви решение включить в число канонизованных, принявших вместе с Царской Семьей мученическую кончину, царского слуги римского католика Алоизия Егоровича Труппа и лютеранки гофлектриссы Екатерины Адольфовны Шнейдер».25

Официальная позиция Русской православной церкви по поводу канонизации слуг такова: «В связи с тем, что они добровольно остались с Царской Семьей и приняли мученическую смерть, правомерно было бы ставить вопрос и об их канонизации».26 Помимо четверых, расстрелянных в подвале Ипатьевского дома, Комиссия упоминает, что этот список должен был бы включать «убиенных» в различных местах и в разные месяцы 1918 г.: генерала-адъютанта И.Л. Татищева, гофмаршала князя В.А. Долгорукова, «дядьку» Наследника К.Г. Нагорного, детского лакея И.Д. Седнёва, фрейлину Императрицы А.В. Гендрикову и гофлектриссу Е.А. Шнейдер. Как бы там ни было, Комиссия заключила, что ей «не представляется возможным окончательное решение вопроса о наличии оснований для канонизации этой группы мирян, по долгу своей придворной службы сопровождавших Царскую Семью»27, так как сведений о широком поименном молитвенном поминовении этих слуг верующими нет, кроме того, нет сведений об их религиозной жизни и личном благочестии. Окончательный вывод был таков: «Комиссия пришла к заключению, что наиболее подобающей формой почитания христианского подвига верных слуг Царской Семьи, разделивших её трагическую участь, на сегодняшний день может быть увековечение этого подвига в житии Царственных мучеников».28

3 февраля 2016 г. Архиерейский собор Русской православной церкви принял решение о канонизации одного из слуг царской семьи доктора Евгения Боткина.29 Он был прославлен как страстотерпец праведный Евгений врач. Вопрос о канонизации других слуг, убитых при исполнении своего долга, остается на стадии исследования.

Останки святых царственных страстотерпцев.

Этот вопрос сегодня стоит наиболее остро, в силу принципиальных разногласий между официальными представителями Русской православной церкви и компетентных органов российского государства.

Общая позиция Церкви в основном базируется на следственных мероприятиях и материалах следователя Соколова Николая Алексеевича при белогвардейской власти в Екатеринбурге, произведенных и собранных по горячим следам. Согласно этой версии, утром после расстрела трупы казненных были вывезены в район урочища Ганина Яма, в 15 км от г. Екатеринбург и в 2 км от дер. Коптяки. Там останки бросили в «открытую шахту». Большевики, сделали все возможное, чтобы полностью уничтожить тела казненных: было использовано около 170 л серной кислоты и 160 л керосина. Это обстоятельство не оставляет надежды на обретение полноценных останков. Оставшиеся микрофрагменты тел тогда были извлечены и доставлены за границу. Они по сей день находятся в Брюсселе в русском православном соборе, в том числе и отрезанный палец императрицы.

Существует альтернативная версия, которая легла в основу официального государственного следствия конца ХХ  начала ХХI в. Она связана с весьма сомнительным с исторической точки зрения документом – «запиской Юровского»  революционера и коменданта Ипатьевского дома, главного цареубийцы. Появилась эта записка в нескольких редакциях. Установлено, что её основным автором был большевистский деятель и историк Михаил Николаевич Покровский. Этот, как сейчас говорят, фейковый «документ» сообщает, что в Ганиной Яме большевики не уничтожали царские тела, а захоронили их неподалеку  в так называемом Поросенковом Логу под мостом на Старой Коптяковской дороге. Этому противоречит огромное количество фактов.

Тем не менее летом 1979 г. группа А.Н. Авдонина и Г.Т. Рябова, опираясь на «записку Юровского» и другие материалы обнаружила в Поросенковом Логу захоронение из 9-ти человек. Найденные останки были идентифицировали как останки Николай II, императрицы, трех дочерей и лиц царской свиты, после чего были закопаны обратно.

В 1991 г. прокуратура Свердловской области провела раскопки на том же месте, где снова были обнаружены останки, которые предварительно были идентифицированы как принадлежащие семье Николая II и лицам его окружения. Останки царевича Алексея и княжны Марии найдены не были.

23 октября 1993 г. Правительством РФ была создана государственная комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков императора Николая II и членов его семьи. 30 января 1998 г. правительственная комиссия завершила работу и сделала вывод: «Останки, обнаруженные в Екатеринбурге, являются останками Николая II, членов его семьи и приближенных людей».30

27 февраля 1998 г. Правительство России приняло решение о захоронении останков Николая II и членов его семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. 17 июля 1998 г. захоронение было произведено без участия представителей Русской православной церкви.

В июле 2007 г. были найдены останки еще двух человек. 17 августа 2007 г. фрагменты останков были переданы в Бюро судебно-медицинской экспертизы. 21 августа 2007 г. Генеральная прокуратура России возобновила расследование по уголовному делу № 18/12366693, которое ранее было возбуждено в связи с обнаружением захоронения на Старой Коптяковской дороге.

В 2008 г. генетический анализ, проведённый экспертами в России и США, подтвердил, что обнаруженные в 2007 г. под Екатеринбургом останки принадлежат детям Николая II  царевичу Алексею и великой княжне Марии. В июле 2008 г. данную информацию официально подтвердил Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации, сообщив, что экспертиза останков, найденных в 2007 г. на старой Коптяковской дороге, установила: обнаруженные останки принадлежат великой княжне Марии и цесаревичу Алексею. В октябре 2007 г. планировалось их захоронение в Петропавловском соборе, которое так и не было осуществлено.

В сентябре 2015 г. Следственный комитет России возобновил расследование по факту гибели царской семьи. 23 сентября следователи провели эксгумацию останков Романовых, захороненных в Петропавловской крепости, и изъяли образцы останков Николая II и Александры Федоровны.

Патриарх Алексий в преддверии Архиерейского собора 2000 г. говорил об останках, найденных под Екатеринбургом: «У нас есть сомнения в подлинности останков, и мы не можем призывать верующих поклоняться лжемощам, если в будущем они будут признаны таковыми».31 Митрополит Ювеналий, ссылаясь на суждение Священного Синода от 26 февраля 1998 г. докладывал Архиерейскому собору в августе 2000 г.:

«Оценка достоверности научных и следственных заключений, равно как и свидетельство об их незыблемости или неопровержимости, не входит в компетенцию Церкви. Научная и историческая ответственность за принятые в ходе следствия и изучения выводы относительно «екатеринбургских останков» полностью ложится на Республиканский центр судебно-медицинских исследований и Генеральную прокуратуру Российской Федерации. Решение Государственной Комиссии об идентификации найденных под Екатеринбургом останков как принадлежащих Семье Императора Николая II вызвало серьёзные сомнения и даже противостояния в Церкви и обществе».32 Захороненные 17 июля 1998 г. в Санкт-Петербурге «екатеринбургские останки» на сегодняшний день не могут быть признаны нами принадлежащими Царской Семье».33

С тех пор позиция Церкви не претерпела никаких существенных изменений. Останки, идентифицированные правительственной комиссией как принадлежащие членам царской семьи и захороненные в июле 1998 г. в Петропавловском соборе, Церковью в качестве святых мощей не почитаются.

В завершение, хотелось бы подчеркнуть, что, вступая в полемику с оппонентами, не нужно отвечать на чужие стереотипы своими стереотипами, на чужую идеализацию своей идеализацией. Искушениям гнева, осуждения, радикализма, экстремизма, с одной стороны, и соблазнам равнодушия, теплохладности, ленности, социальной пассивности, с другой, следует противопоставить добродетели трезвомыслия и рассудительности. Не впадая в крайности абсолютного обеления или огульного очернения, слепотствующего фанатизма или релятивистского либерализма, нам нужно занимать позицию исторической правды.

Что же такое эта пресловутая историческая правда? Во-первых, она включает в себя историческую истину, как адекватное соответствие историческим источникам. Во-вторых, предполагает историческую справедливость, как осознание истинной роли событий и личностей в истории Отечества, их влияния на развитие или деградацию страны. В-третьих, немыслима без любви к Родине, патриотизма, как стремления к всецелому служению своему народу, его благу и процветанию. Таким образом, историческая правда – это триединство исторической истины, исторической справедливости и патриотизма. Кроме научно-исследовательского аспекта, правда невозможна без этического измерения. Без любви истина извращается в формализм, справедливость же без любви превращается в самооправдание и осуждение других.

1 Доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых. http://www.patriarchia.ru/db/text/422558

2 Царственные страстотерпцы. http://drevo-info.ru/articles/26278.html

3 Доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых. http://www.patriarchia.ru/db/text/422558

4 Митрополит Сурожский Антоний. О причислении царской семьи к лику святых // «Русская мысль», 6 сентября 1991 г. // Перепечатка: «Известия». 14 августа 2000.

5 Основания для канонизации царской семьи. Из доклада митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя синодальной комиссии по канонизации святых. http://www.pravoslavie.ru/sobytia/sobor/juvenalij.htm

6 Там же.

7 Доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых http://www.patriarchia.ru/db/text/422558

8 Там же.

9 Деяние Юбилейного Архиерейского Собора о соборном прославлении Новомучеников и исповедников Российских ХХ века. http://www.patriarchia.ru/db/text/423849

10 Основания для канонизации царской семьи. Из доклада митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя синодальной комиссии по канонизации святых. http://www.pravoslavie.ru/sobytia/sobor/juvenalij.htm

11 Там же.

12 Там же.

13 Там же.

14 Там же.

15 Там же.

16 Там же.

17 Там же.

18 Там же.

19 Там же.

20 Кураев А. Искушение, которое приходит «справа». М.: Издательский совет РПЦ, 2005. С. 67.

21 Как относиться к чину «Соборного покаяния» в грехе цареубийства? http://www.pravoslavie.ru/36452.html

22 Журналы заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 20 апреля 2005 года http://www.patriarchia.ru/db/text/1496072.html

23 Там же.

25 Основания для канонизации царской семьи. Из доклада митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя синодальной комиссии по канонизации святых. http://www.pravoslavie.ru/sobytia/sobor/juvenalij.htm

26 Там же.

27 Там же.

28 Там же.

29 Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви об общецерковном прославлении ряда местночтимых святых. http://www.patriarchia.ru/db/text/4367765.html

30 Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи. Протокол № 9 от 30 января 1998 г.

31 О мифах вокруг нового следствия. http://www.pravoslavie.ru/106592.html

32 Заседание Священного Синода 26 февраля 1998 г. https://mospat.ru/archive/1998/05/sr260281/

33 Доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых http://www.patriarchia.ru/db/text/422558

Поделиться в социальных сетях: