Евхаристия – Таинство Воскресения

«Человек есть то, что он ест» – гласит древняя мудрость. Все знают, что без пищи жизнь не возможна. Все мы живем, потому что питаемся. Лишение пищи приводит к смерти. Не будет преувеличением сказать, что пища – это основа жизни, это сама жизнь.

Есть жизнь телесная, которая поддерживается пищей телесной. И есть люди, которые считают, что они – лишь тело и больше ничего. Вся их жизнь сводиться к удовлетворению телесных потребностей и желаний. Тело же, прежде всего, хочет наслаждаться яствами и питием. Такие люди живут, чтобы есть, как метко в свое время заметил Сократ. Весь смысл их жизни заключается в этом и только этом. «Будем есть и пить, ибо завтра умрем» (Ис. 22:13) – говорят они. Это позиция материализма.

Есть жизнь душевная, которая поддерживается пищей душевной. И есть люди, которые полагают, что человек – это душа, лишь временно заключенная в грубом материальном теле. «Тело – это темница души» – как в свое время сказал Платон. Жизнь по телу унизительна и скотоподобна для душевного человека. Человек – не тело, не животное. Человек – это душа со всеми своими высшими способностями – разумом, свободой, эмоциями. Чтобы жить жизнью души, необходимо пренебрегать телом, гнушаться им, умерщвлять его. Необходимо питать душу, ее разум, волю, эмоции высокими душевными впечатлениями, идеальной пищей сообразной ее нематериальной природе: разум – философскими и научными идеями, волю – общечеловеческими ценностями и нормами, эмоции – художественными образами искусства. Такие люди подобно Сократу едят, чтобы жить душевной жизнью. Они надеются на то, что после смерти их душа обретет, наконец, свое свободное блаженное состояние чистой нематериальной «духовности». Для них сама идея телесного воскресения, благовествуемая христианством, есть пагубное безумие, пугающий абсурд, стремление не к свободе от тела, но к пленению и рабству материальностью. Это позиция идеализма.

Есть жизнь духовная, которая поддерживается пищей духовной. И есть духовные люди, православные святые, которые живут духовной жизнью. Всю свою жизнь, свою душу и тело они подчиняют духу как высшей способности человеческого существа, которая в свою очередь подчиняется Богу. По Божественному определению Спасителя, «Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин. 4:24). Дух человека естественно должен питаться духом Божиим – Его всеосвящающей живоносной благодатью, Его причаствуемой энергией, исходящей из недостижимой и непостижимой сущности Божией. Духовная благодать Божия есть пища и питие духа человеческого. Господь даровал человеку дух, чтобы он мог жить Его благодатью. Обладая духом, человек есть образ и подобие Божие. Человек – образ Духа Божия по духу своему.

Весь человек есть храм, святилище Божие. «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? – вопрошает Апостол. – Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм — вы» (1Кор. 3:17). Дух в этом храме – священник, непосредственно общающийся с Богом, вкушающий Его благодать. Душа – прихожанин этого храма, слушающий священника и доверяющий ему. Тело – храм души и духа, священное место, где они приносят свою бескровную жертву Богу в ответ на Жертву Его Сына и Спасителя нашего Иисуса Христа. «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены [дорогою] ценою. Посему прославляйте Бога и в теле вашем и в духе вашем, которые суть Божьи» (1Кор. 6:19-20).

Только Богооткровенное православное христианство воспринимает человека как целостное гармонично иерархически устроенное существо, в котором не умаляются, не разрушаются, не уничтожаются, но находят подобающее место и совершенное развитие все его составляющие – дух, душа и тело. Все прочие неправославные традиции понимают человека ущербно, односторонне, частично, ложно. Все они призывают человека отказаться от его целостности, от каких-то его способностей, а то и вовсе от всего себя, как, например, в буддизме и пантеизме. Все учения и традиции вне Православия – это, по сути, традиции антропологического разрушения и самоубийства.

Мы – христиане, потому что вкушаем Самого Богочеловека Христа Жизнодавца. Наша пища – Тело и Кровь Сына Божия, вся Его человеческая природа, ипостасно нераздельно и неслиянно соединенная с Его Божеством. Мы приобщаемся всему человечеству Христову, Его духу, душе и телу. Сын Божий в Таинстве Боговоплощения воспринял всю человеческую сущность, кроме греха. Грех не принадлежит к природе человека. Он не от Бога, но от нашего ошибочного свободного выбора. Грех как ложная направленность воли и способ существования всецело противоестественен, аномален и чужд нам. Не дай нам Бог, поверить искусителю и посчитать грех нормальным и позволительным для себя. Как же бывает заманчиво вслед за лукавым духом оправдывать себя словами: «Ничто человеческое нам не чуждо»!

Своей жизнью, смертью, воскресением и вознесением Господь исцелил, преобразил и обожил нашу природу, избавив ее от греха и всех его пагубных последствий – тления, страданий, болезней и самой смерти, сообщив человечеству Свою вечную Божественную Жизнь. И ныне в Своей единой, святой, соборной, апостольской, Православной Церкви Христос дарует православным верным Свою обоженую человеческую природу в Святой Евхаристии, Которая по истине есть Таинство всех Таинств, высочайший Дар Божественной Любви. Господь дарует нам Свои воскресшие и обоженные Плоть и Кровь, чтобы и мы вместе с Ним воскресли от греховной и телесной смерти и непреложно соединились с Богом. «Иисус взял хлеб и благословив преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26:26-28).

«Тело Христово примите, Источника бессмертия вкусите» – поется во время Причастия верных на Божественной Литургии. Чем больше мы причащаемся, тем больше мы – христиане, тем больше мы – Христовы, тем больше Христос живет в нас, а мы – в Нем. «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:20) – говорил об этом Апостол Павел.

Тело и Кровь Спасителя, подаваемы в Таинстве Причастия – это Пища и Питие для всего человека – и для его духа, и для его души, и для его тела. Это Пища и Питие телесные, душевные и духовные. Они исцеляют, оздоровляют, обновляют, просвещают, обоживают все наше существо, дух, душу и тело, все их составляющие, способности и силы. «Телу во здравие, душе во спасение» – желают друг другу православные христиане после Причастия.

Христиане не символически, не аллегорически, не образно, но буквально и действительно вкушают истинное Тело Христа и пьют истинную Его Кровь под видом хлеба и вина. Мы, православные – настоящие, истинные каннибалы, потому что действительно едим человеческую плоть и кровь Спасителя. Этого не нужно боятся и стыдится. Это не должно нас смущать, вызывать отвращение и отторжение. Необходимо знать, что весь древний языческий каннибализм, все религиозные человеческие и животные жертвы были несовершенными прообразами Крестной Жертвы и Чаши Господа. Все они отменены и заменены истинной, последней, всеочищающей, всеисцеляющей, всеспасающей, великой Жертвой Христовой. Господь Иисус Сам добровольно предает Себя на Распятие «нас ради человек и нашего ради спасения», ради всего Своего творения, Сам дает Себя нам в Пищу и Питие, чтобы мы жили Его святой, вечной, божественной Жизнью. Через добровольное принятие Христовой Жизни, Его Тела и Крови верующие усваиваются Ему, становятся живыми клетками, членами Его Тела Церкви. Вкушая Христа, мы приобщаемся Ему, входим в Него Самого. Такова воля Божия, таково Его премудрое домостроительство, которое следует принять не с горделивым вопрошанием суетного душевного разума, но с благоговейным духовным страхом Божиим. «Верою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем» – призывает нас святая Матерь Церковь.

«Я есмь хлеб жизни… Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира… истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною. Сей-то есть хлеб, сшедший с небес… ядущий хлеб сей жить будет вовек» (Ин. 6:48-58).

Тарас Борозенец

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях: