В храме Артемия Веркольского Ханты-Мансийска  прошла панихида по убиенным и замученным в годы гонений мученикам за веру

Дуси и души праведных восхвалят Тя, Господи!

В храме Артемия Веркольского Ханты-Мансийска  прошла панихида по убиенным и замученным в годы гонений мученикам за веру. Панихида приурочена к  дню памяти Михаила Герасимовича  Иванникова, сосланного  в Сибирь, как член «секты истинно-православных христиан». Это были православные верующие , которые не признали Воззвания Патриаршего Местоблюстителя Сергия Страгородского.  Они не принимали паспортов, не вступали в колхозы,  не принимали участия в выборах — открыто исповедовали свою веру . Многие из них были замучены в лагерях, тюрьмах,  приняли мученическую кончину.  К нам в Самарово (ныне Ханты-Мансийск) в 1944 году пришел целый теплоход с такими ссыльными из Липецкой, Рязанской, Орловской областей. Среди них был Михаил Иванников,  закончивший в свою время Орловскую духовную семинарию. Представители новой власти считали его попом, хотя таковым он не был.   Он и здесь, в ссылке, не переставал молиться, собирать вокруг себя  верующих. В 1945 году его снова арестовывают, и как гласят следственные документы, 28 мая 1945 года он умер в тюрьме НКВД Ханты-Мансийска. Арестованные с ним  свидетельствуют, что Михаила Герасимовича в тюрьме  били, но, как опять показывают документы,  Михаил Герасимович отказался от каких-либо показаний, не подписал ни один документ, так как  был убежден, что с Антихристовой властью не хочет иметь ничего общего. (Это отражено в протоколах).

Сегодня на панихиде присутствовали родственники Михаила Герасимовича, его дочь Антонида Михайловна, тоже сосланная как член секты ИПХ,  в то время ей было 12 лет. После ареста Михаила Герасимовича арестовали его жену Марию, которая также умерла в заключении. Детей отдали в разные детские дома, кроме старшей Антониды, которая работала в няньках . Младшую Зиночку Иванниковы так после и не отыскали. 

Жена  сына Михаила Герасимовича Михаила – Анна Павловна Гайль, прихожанка Покровского храма Ханты-Мансийска, тоже из ссыльных. Ее родители Елена и Павел  Гайль – первая пара, которую венчал  в 90-ых годах в Ханты-Мансийске  тогда молодой выпускник  Тобольского семинарии отец Сергий Кравцов ( до него постоянных священников  в городе не было несколько десятилетий). Их вера и благоговение было настолько сильным, что во время венчания Павел стал на колени.  Анна Павловна сама являет образец стойкого стояния в вере. Ни она, ни ее братья и сестры в октябрята, в  пионерию и комсомол не вступали.  Анна Павловна вспоминает, как  воспитывали ее на общешкольной линейке, перед всеми учащимися,  представители районной власти и педагоги, якобы она портит всю статистику.  «Почему ты не вступаешь в комсомол»? «Потому что верую в Господа Иисуса Христа».  «А кто это  такой?», «Он был испокон веков». Так говорила ее мама, никогда, ни при каких обстоятельствах не отрекаться от веры.  «Так возьми, помолись», —  и рукой указывают на портреты Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Владимира Ленина. «Нет, мы истинно православные христиане, молимся только перед иконами».  Тогда читай при всех свою молитву  «Отче наш».  Анна молчала. Тогда за нее заступился одноклассник –Владимир, мол, что вы к ней пристали, я почти наизусть знаю молитву «Отче наш». Тут поднялся шум. «Ты комсомолец? Исключим тебя», а Вовка бедовый был,  отвечает – так вы мне сами отказали, учился он неважно.  Слушая рассказ Анны Павловны о прошлом, ярко представляешь гонения в первые века христианства.  Анна с детства привыкла защищать себя. Ведь их в поселке называли богомолами, и если кто-то нападал на них, детей, никто из старших не заступался. Вот такая ненависть и непонимание окружали их с детства.  Но через  эти гонения  все они научались смирению и терпению. Я думала об этом  после панихиды, которую отслужил член   Комиссии по канонизации святых протоиерей Сергий Кравцов.  Господь давал такой тяжелый крест тем, кто мог его нести. Не зря протоиерей Александр Шаргунов, назвал гонимых и преследуемых в те годы «цветом нации».

Протоиерей Сергий Кравцов на панихиде помянул не только замученного за веру Михаила и сродственников, молились об упокоении пострадавших за веру в Югре  священников Ефимия Оболтина, Александра Тоболкина, Леонида Насонова, Иоанна Питухина, монихинии Анны Чемагиной и стариков из Реполово Ханты-Мансийского района, воспротивившиеся закрытию храма в их селе.  Вспомнили и всех священников и старост, служивших в селе Самарово в разные годы.  И потому что во время панихиды  казалось, что нет времени и рядом с нами стоят и молятся пострадавшие за Христа. И так  понятны были  звучавшие слова молитвы: «Дуси и души праведных восхвалят Тя, Господи!.

Светлана Поливанова,

Секретарь Комиссии по канонизации святых Ханты-Мансийской епархии

Slide 1
Slide 2
Slide 3
Slide 4

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях: