Церковные реформы патриарха Никона – пролог реформ Петра Великого

Известные реформы патриарха Никона и последовавший за ними церковный раскол стали проявлением необходимости изменений на Руси, невозможности оставить положение дел «как есть». В культурном отношении Россия во второй половине XVII в. получила толчок к просвещению: улучшались межгосударственные связи и отношения, происходило культурное заимствование и культурный обмен.

Патриарх Никон стал ломать барьер, существовавший между российским и греческим православием со времен Флорентийской унии (1439 г.). Во времена Алексея Михайловича и церковная, и государственная власть успешно стремилась к выстраиванию внешнеполитических отношений и осуществляла культурно-религиозный диалог. Но к нему не было готово российское общество, продолжавшее подозрительно относиться к Православию современных им греков. Ввиду чего реформы Патриарха Никона, претворявшиеся в жизнь чрезвычайно решительно, жестко и поспешно, вызвали столь трагическую реакцию, привели к церковному расколу.

Борьба с иконами «франкского» письма, с двоеперстием, споры относительно «двугубой» или «сугубой» аллилуйи, о крестном ходе «посолонь» или «противосолонь» и прочем являли собой пример урегулирования частностей с целью унификации богослужения и приведения его в соответствие с современным греческим. Исправления книг также происходило по греческим образцам. Но к вероучению эти изменения не имели никакого отношения. При этом крестящихся двумя перстами назвали «еретиками» и предали анафеме.

Имевшиеся у знатных людей того времени иконы «франкского», западного письма, которые оказались под запретом, отразили усиление культурных связей России с Западной Европой. Посольства в другие страны, знакомство с иностранцами, жившими в Москве, польско-литовское влияние и т.п. факторы способствовали возникновению нового направления в общественной жизни России того времени, выражавшегося в активном взаимодействии с людьми из Западной Европы.

Разумеется, при этом ряд изменений, предпринятых Никоном, носил разумный и логичный характер – уменьшение количества земных поклонов, введение «единогласия» вместо «многогласия» – когда в разных частях храма одновременно пели различные тексты и т.п.

Проблема, и, по сути, трагедия раскола состояла в том, что «обрядоверцами» были и старообрядцы, и так называемые «никониане» – второстепенным, обрядовым сторонам жизни и богослужения придавалось значение вероучительных и догматических истин.

Последующие преобразования Петра I явились масштабными, всеобъемлющими и в определенной степени закономерными, следующими из политики его предшественников. Военное отставание от лучших армий того времени привело к военной реформе; отсутствие выхода к морю – к завоеванию приморских территорий; общение с «немцами» ‑ к чрезвычайно активному заимствованию с Запада.

Реформа государственного управления, судебная реформа, военная, финансовая реформы – страна претерпевала невероятные изменения за исторически кратчайший промежуток времени.

Одновременно Петр I учитывал негативный – в его восприятии – опыт церковно-государственных отношений в годы правления своего отца, помнил идею Никона «священство выше царства».

В 1700 г. после смерти патриарха Адриана будущий император не дал выбрать нового главу Русской Церкви, а в 1721 г. учредил Святейший Правительствующий Синод, орган коллегиального управления Церковью. Плодом петровских реформ явилось низведение Церкви до уровня одного из министерств или «коллегий» по протестантскому образцу. В отличие от времени Алексея Михайловича, когда главенствующее значение в государственно-церковной и общественной жизни имели церковные постановления, а к «симфонии» между светской и церковной властью в правление московских государей хотя бы формально стремились, при Петре главную роль стали играть государственные законы. На 200 лет Святейший Синод стал высшим органом церковной власти в Российской империи. Но Синод был полностью подконтролен государству, следовательно, высшей властью для Церкви являлось государство в лице императора.

Как отмечал протоиерей Георгий Флоровский, новизна петровских реформ была «не в западничестве, но в секуляризации» всей государственной, общественной и даже церковной жизни. Реформа, несомненно, смутила церковную иерархию, клир и верующий народ. Тем не менее, синодальное устройство было одобрено восточными патриархами и принято в России и духовенством, и обществом. Ввиду чего в церковной реформе Петра, по мысли церковного историка протоиерея Владислава Цыпина, несмотря на ее неканоничность, «не было усмотрено ничего такого, что извращало бы строй церковной жизни настолько, чтобы Русская Церковь выпала из кафолического единства Вселенского Православия».

Секуляризация петровской эпохи продолжалась на протяжении всего XVIII в. Но уже в конце столетия образованное общество стало ощущать религиозный голод. Увлеченность Вольтером и скептически-пренебрежительное отношение к Православию уже в начале XIX в. контрастировали с уровнем Духовных академий, расцветом богословской науки, золотым веком русской литературы.

А.С. Пушкин, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, М.Ю. Лермонтов и другие классики российской литературы в своем творчестве показали несомненно напряженную духовную жизнь и высокий уровень религиозности.

Именно в синодальный XIX век произошел перевод Священного Писания на русский язык. Развитие книгопечатания и удешевление книг позволило иметь литературу не только богатым, но и простым людям. Ряд типографий специализировались на народной и аудитории, выпуская книги нравоучительного, культурного и катехизического содержания.

Павел Белоус

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях: