«Сей род ищущих Господа»: статья Светланы Поливановой

В преддверии своего 60-летия митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел на одной из встреч с журналистами рассказывал о своей верующей бабушке – Анне Николаевне, во многом повлиявшей на выбор его жизненного пути.

Помню еще один рассказ учительницы из Нижневартовска, она начала вести предмет «Основы православной культуры» задолго до официального его появления в школьной программе. Так вот она рассказывала о своей бабушке, простой верующей женщине, которая и в безбожные годы молилась и почитала православные праздники. Учительница в детстве не задумывалась о православии, а вот сейчас, став взрослой, поняла, какой бесценный дар остался ей в наследство от верующего рода. Моя хорошая знакомая вспоминала, как благословляла подросших внучек-комсомолок ее бабушка. И как они смеялись над пережитками прошлого в ее лице. Сама она пришла в храм много позже не потому, что грянул гром страданий, а как теперь понимает, по молитвам той самой «малограмотной», «плохо разбирающейся в реалиях жизни» бабушки. Имеет Ирина редкий ныне дар – любви к ближнему.

Директор воскресной школы в Ханты-Мансийске Изольда Павловна Величко, вступая в партию, спрашивала совета у своей верующей бабушки. И та благословила: «Среди коммунистов тоже должны быть верующие». Сколько терпения, смирения и веры было у этих «белых платочков», сохранивших церковь и вымолившим для своих заблудших внуков – веру.

Практически у каждого из тех, кто сегодня ходит в храм, подобная жизненная история. Правда, прошлое открылось не сразу, когда стали понимать, что до нашего рождения жили на земле сотни поколений, в том числе, и наших родственников. Что мы все дети Адама и Евы. Что дано православие нам просто так, без каких-либо заслуг, потому, что мы русские, и потому что предки наши были русскими, а значит, православными. И закрепилось все это на генетическом уровне: никакой либеральной пропагандой не выбить.

Несколько лет занимаюсь сбором материалов по теме гонений на Русскую православную церковь. На презентации по случаю переиздания книги «Вера в опале» меня спросили, почему заинтересовала данная тема. «Никакой личной истории у меня не было», — ответила я тогда. А потом вдруг вспомнился мой разговор с тогда еще живой бабушкой –Еленой Степановной, была она великая труженица, работала бригадиром в колхозе, и жила долгие годы на Перековке, в районе, который в свое время осваивали ссыльные, в том числе и за веру. «Надо же, вон внуки кулаков сегодня в исполкомах работают». Столько лет прошло, многое забылось, а эти слова врезались в память. А теперь я, ее внучка пишу о тех самых ссыльных. Как будто бы исправляю ошибки прошлого, в том числе и классовые заблуждения своей бабушки. Кстати, крещенной в детстве, как все ее сверстники, рожденные до революции. И ее жизнь, наполненная скорбями и потерями, не дает мне скатиться в такой деликатной теме до обвинений и обличений. А вообще пишу о репрессиях, потому, что не могу не писать — как, будто кто-то свыше настоятельно требует: надо.

В Южной Америке мне посчастливилось повстречаться с потомками вынужденных эмигрировать после революции из России. Многие из них уже не помнят языка своих предков, позабыты традиции, но вот любовь к России осталась. Сколько бы отдали их деды и прадеды за то, чтобы вернуться назад, в свое родное земное Отечество. «Какие могут быть дела, — шучу я в ответ на вопрос соотечественников о том, как живут в России, — у нас, то революции, то перестройки, то кризисы». Ну, любит нас, маловерных и грешных Господь, и все время попускает скорби, чтобы не забывали, Кто на земле всему податель. Вот и очередной кризис – тому пример, что все наши материальные блага в один момент могут рассыпаться и исчезнуть. Не на них надо уповать. И еще. В самые сложные времена русский народ объединялся. И это единение помогало ему выстоять. Скорби и печали у всех нас сейчас одинаковые. Тем, кто более немощен, нужна поддержка тех, кто более мудр и смирен. Потому что одна у нас родина, и одна судьба.

Недавно мы рассуждали с дочерью о том, что у каждого человека разные стартовые возможности в духовной жизни. Избранный на служении Богу от утробы матери, преподобный Сергий Радонежский, с младенчества отказывался вкушать материнское молоко по средам и пятницам. А преподобному Серафиму Саровскому являлась Божья Матерь со словами: «Этот от Моего рода». И потому стремление к добру у всех разное. И, наверное, Господь по своему великому милосердию будет спрашивать с каждого по его мере. Думается, эти разные стартовые возможности во многом зависят и от того, что накопил род. В этом смысле мне близки слова пророка Иезекилия « отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина…», но не в том смысле, что дети отвечают за грехи родителей, а в том, что существует греховная наследственность. С другой стороны, Иисус Христос родился в богоизбранном народе и Евангелие дает его родословие.

Как мы крепко связаны друг с другом. Когда муж и жена – одно тело, и нет никаких степеней родства, когда дети от родителей, как яблонька от яблони, когда появляется праведник в роду, то по слову царя Давида, не будет его род оставлен, когда мы причащаемся в храме из одной чаши – и потому единое тело Христово.

Светлана Поливанова

Ассоциация журналистов «Честное слово» 

Поделиться в социальных сетях: