Православие.Ru: «ЗАПИШИТЕ МЕНЯ, Я ВЕРУЮЩАЯ»

Воскресенский собор. 1914 год. И.Н. Шухов Западносибирское краеведениеВоскресенский собор. 1914 год. И.Н. Шухов Западносибирское краеведение

Первые следы христианства у остяков встречаются в связи с покорением их Российской державе. В 1593 году казаками был основан город Березов, один из старейших русских городов Сибири. В Березове была построена и первая на Обь-Иртышском Севере православная церковь в честь Рождества Богородицы. Именно с этим храмом связана вся история Православия в этих местах.

Духовный центр Тобольского Севера

Так было всегда на Руси. Православный человек, придя на новую землю, обязательно строил храм. По преданию, казаки поместили в церкви принесенные с собой иконы – архангела Михаила и святителя Николая. В то время березовский край составлял две трети Тобольской губернии. Его территория простиралась до Ледовитого океана. Березов стал вскоре не только административным, но и духовным ее центром.

Святитель Филофей (Лещинский)Святитель Филофей (Лещинский)

Аборигены не сразу приняли веру. Держались языческих верований, которые очень гармонично вплетались в их повседневную жизнь, крепко связанную с природой. Просвещение этого края светом Евангелия связано с равноапостольным подвигом святителя Филофея (Лещинского), который, будучи в схиме, после смерти святителя Иоанна Тобольского вернулся на архиерейскую кафедру и совершил несколько миссионерских поездок в глухие таежные места. Кроткий и смиренный, между тем он обладал удивительной харизмой, крепкой верой и безграничным милосердием к не просвещенным на тот момент светом евангельской истины аборигенам. Последнюю свою миссионерскую поездку к обдорским остякам святитель совершил в 76-летнем возрасте. Укрепление российского самодержавия в этих местах было невозможно без привнесения православной веры.

Очень скоро Березов стал и местом ссылки. Среди именитых заключенных первым делом вспоминают о «Светлейшем князе» Александре Даниловиче Меншикове. С его именем связано строительство «своим иждивением и группой казаков из охраны острога» храма в честь Рождества Богородицы с приделом во имя Илии Пророка.

Храм возводился «иждивением» Меншикова. «Светлейший» и сам участвовал в строительстве

Князь сам участвовал в строительных работах, а потом с членами семьи молился в храме, помогал в алтаре, слыл глубоко верующим человеком.

– Был он и звонарем, и чтецом, – рассказывает возглавлявший много лет правление историко-мемориального общества «Князь Меншиков» Владимир Елфимов. – Утрами князь любил приходить на скамейку, которую сам построил на берегу реки. Случалось беседовать с местным людом о гордыне и грехах, рассказывал он и на своем примере.

Храмы были деревянные и много раз горели, сгорела и та первая церковь Рождества Богородицы. Со временем выстроили каменный храм с приделами Антония и Феодосия Печерских. О расцвете Православия в этих местах говорит тот факт, что в 1870 году здесь было утверждено Березовское викариатство Тобольской епархии, а значит, в Березове появился свой епископ. К началу XX века в Березовском уезде значилось самое большое количество храмов и часовен на территории современной Югры – 12 церквей и 3 часовни.

Меншиков в Берёзове. Художник: Василий Суриков

Меншиков в Берёзове. Художник: Василий Суриков

«Угрожает обвалом»

В архивах Югры сохранились документы, свидетельствующие о том, как разрушали храмы Березова. Сразу после революции, в 1920 году, в Березове была закрыта домашняя церковь одноклассного женского училища. Здание стало использоваться под Народный дом, а имущество храма передано в Воскресенскую соборную церковь. В те годы православные еще не боялись открыто исповедовать свою веру. В списке «учредителей общества верующих православного исповедания» церкви Рождества Богородицы значилось в 1923 году 145 человек, 19 из них в исполнительном органе. В Воскресенском трехпрестольном соборе – 149 человек, в исполнительном органе – 16. В документах сохранилась и фамилия священника – Гавриила Александровича Леонтьева, о судьбе которого сегодня ничего не известно. Зато встречается фамилия в то время еще псаломщика Александра Александровича Тоболкина, который скорее всего станет последним священником, служившим в 1930-е годы в этом северном городке.

К 1932 году действующим оставался лишь Воскресенский собор. О ситуации по учету религиозных групп и обществ говорится в письме Березовского исполнительного комитета от 23 августа 1932 года в орготдел Окрисполкома. В письме читаем, что из вышеперечисленных храмов и часовен действует лишь один в Березове (березовский Воскресенский собор), все остальные закрыты. Все часовни и два храмы используются «под культурные нужды», в храме Рождества Богородицы живут спецпереселенцы (какие исторические параллели: ссыльный Меншиков строил храм, в котором через столетия в 30-е годы XX века будут жить его соузники по арестантской доле). В Березово в те годы буквально хлынул поток репрессированных, среди которых было немало гонимых за веру. Из этих же ссыльных, из их потомков потом, в годы Перестройки, соберется первая православная община. А пока в России безбожники воздвигли невиданные доселе гонения на православную веру. Претерпевали гонения все, кто оставался верен Христу. Кто-то молчал, но хранил веру в душе потаенно, а кто-то открыто выступал против гонений – и эти верные стойко и мужественно несли крест исповедничества. За скупыми архивными строчками порой трудно понять, как жили в те годы исповедники веры, можно лишь догадываться, сколько скорбей и лишений выпало на их долю.

В 1929 году вышел Закон о религиозных объединениях, который поставил религиозные общины в рамки жесточайших ограничений. Большинство церквей и часовен были закрыты в Югре именно в то время – в конце 1929 – начале 1930 года.

– Уничтожение Березовского православного прихода началось в 1929 году, когда административным отделом Березовского района был поставлен вопрос о ремонте храма, – рассказывает консультант Архивной службы Югры Ольга Спиридонова. – Всем православным приходам по новому закону было предписано составить технические сметы на ремонт зданий церквей, не важно, хорошо ли эти здания сохранились или нет. Чтобы составить смету, надлежало в обязательном порядке приглашать инженера-сметчика из окружной строительной конторы, платить ему деньги. Одновременно проводилась перерегистрация всех религиозных объединений. Все документы для перерегистрации, а также сметы на ремонт нужно было предоставить в короткие сроки. Хождение по домам для сбора денег запрещалось. Добровольные пожертвования можно было собирать только на общих собраниях верующих.

Весь 1929 год власти проводили осмотры зданий храма Рождества Богородицы и Воскресенского собора в присутствии представителей общины с одной целью – найти, опираясь на параграфы нового закона, причины для закрытия церквей. В конце концов, согласно составленному 23 ноября акту, церковному совету храма Рождества Богородицы предложили прекратить пользование зданием.

«Из-за отсутствия ремонта имеются обвалы штукатурки, с наружной стороны здание размывается дождем, – читаем в акте. – В середине здания – трещина. Здание угрожает обвалом. Впредь до капитального ремонта сводов и стен как внутри, так и снаружи предлагаем церковному совету прекратить пользование зданием».

Храм закрыли по надуманным причинам: здание было крепким и простояло еще не один десяток лет

Богородице-Рождественская церковь была закрыта в ноябре 1929 года из-за невыполнения верующими условий договоров пользования зданиями – не производства ремонта. Но юридическое оформление ликвидации произошло только 9 мая 1930 года.

«Я, зам. начальника адмотделения Березовского РИКа Фомин, на основании распоряжения Березовского РИКа от 8 апреля 1930 года, в порядке постановления ВЦИК и СНК от 8 апреля 1929 года, при представителях райисполкома… и служителе культа Новицком, – читаем в одном из архивных документов, – произвел ликвидацию березовской Богородице-Рождественской церкви.

Имущество: здание церкви кирпичное, беленое, постройки 1776 года. Рядом часовня деревянная, ветхая и каменная караульная будка. Все предметы при ликвидации церкви оказались налицо за исключением церковного здания, которое осталось не отремонтированным».

Храм закрыли явно по надуманным причинам, так как здание, несмотря ни на какие грозные предостережения власти, простояло до Перестройки. До 1945 года в нем была пекарня, затем оно перешло в собственность связистов. И в годы Перестройки, после реставрации, в храме вновь зазвучала молитва.

«С актом не согласен»

Среди архивных документов, предоставленных Ольгой Спиридоновой, есть и Акт обследования здания Воскресенского собора, составленный в тот же день, что и Акт обследования храма Рождества Христова. В нем значится отдельное мнение председателя церковного совета А.А. Павлушина (в другом месте – Павлишин), высказавшего свое несогласие с выводами комиссии:

«Я не согласен с этим актом, что нет техники работ. Прошу отсрочки, как нам не было никакого извещения на счет ремонта, и так прошу отсрочки до 30-го года сентября месяца; опасностей никаких нет…»

Не знаю, что повлияло на решение власти – эта ли мужественная позиция церковного совета и его председателя, которые не боялись отстаивать храм и вместе с тем выполнять все требования власти, что очень правдоподобно, или какие-то другие причины, – но Воскресенский собор закроют на несколько лет позже. 27 июля 1938 года Березовский райисполком примет решение о передаче молебного здания березовской Воскресенской церкви под звуковое кино. Правда, и звуковое кино там будут показывать недолго. Храм взорвут, его кирпичи используют при строительстве стекольного завода (где он теперь?) и кладки печей в домах.

Вплоть до 1937 года в соборе служил священник, шли службы, проводились крестные ходы. И все это во многом связано с именем отца Александра Тоболкина.

О нем шла речь в моей публикации «Последний священник» от 20 декабря 2017 года. Не буду повторяться, процитирую лишь самое важное в данном контексте.

«Принятая в 1937 году Конституция принесла надежду. В ней были законодательно прописаны права граждан. В том числе и свобода вероисповедания. Душа отца Александра как будто обрела крылья. В период зимы 1937 года он практически ежедневно ведет богослужения, чем привлекает большие массы людей, как значится в протоколе одного из допросов. В храм стали ездить зыряне и туземцы сел Сосьва, Ляпино».

Отец Александр был на лесозаготовках, и ночью тайком его привезли в храм – чтобы крестить детей

Храмы стояли, пока в них шло богослужение и служил священник (за редким исключением). Именно он собирал вокруг себя самых преданных, воодушевляя на защиту храма, православной веры. Понятно, что такая активность в период ожесточенной борьбы с религиозным дурманом не могла понравиться новой власти. Отца Александра вскоре арестовали. В метрических книгах сохранились последние записи священника о крещении, датированные январем 1937 года. Несмотря ни на какие угрозы, березяне крестили детей, венчались, исповедовались – хранили, по слову священника, веру православную.

Березовский краевед Алексей Вертков поделился со мной однажды воспоминаниями Руфины Алексеевны Бубновой (Усковой) о том, как крестили в 1937 году ее старшего брата Петра.

В то время отец Александр был на лесозаготовках, ночью тайком привезли его в храм – обряд крещения был совершен тайно. В той же публикации «Последний священник» есть рассказ Ольги Леонидовны Бойковой, как ее родственники хранили церковную утварь, богослужебные книги из закрытых храмов, убежденные, что всё на «вес золота», и, наверное, в том, что когда-нибудь это спрятанное богатство понадобится потомкам.

«Колокол передать культбазе»

В документах, предоставленных консультантом Архивной службы Югры Ольгой Спиридоновой, есть целый блок актов, описей, приказов, которые касаются вопроса изъятия церковного имущества. Ризы с икон, Евангелия, престольные, наперсные кресты, потиры, дискосы, дарохранительницы, ковши, кадила и т.д. – все это из закрытых храмов передавалось, как значилось в документах, в Государственный фонд. Из окружного Тобольского финансового отдела всем райисполкомам были разосланы циркуляры о порядке передачи изъятых «позолоченных предметов из серебра и иных благородных металлов», а также парчовых изделий.

«Поэтому вам надлежит в развитие пункта 7 н/циркуляра при ликвидации молитвенных зданий особенно тщательно проверять вещи, имеющие позолоту, указывая в сообщениях окрфинотделу в отношении изделий из металла вес каждой вещи, а деревянных изделий – размер позолоты в кубометрах», – говорится, в частности, в циркуляре от 30 декабря 1929 года.

Дальнейшей продажей изъятых ценностей занимался Народный комиссариат финансов. А вот органы местного самоуправления должны были взять под контроль уничтожение религиозного имущества, переданного верующим, которое пришло в полную негодность. Во всех циркулярах говорится о том, что религиозное имущество, имеющее ценность, ни в коем случае не должно попасть в частные руки. В связи с этим мне вспоминается история осуждения отца Александра Тоболкина якобы «за хищение церковного имущества»: в 1935 году его приговорили к пяти месяцам принудительных работ. Само дело, по которому был осужден нарсудом священник, мы, к сожалению, пока не смогли найти в архивах. Думается, он пострадал за то, что пытался самостоятельно распорядиться церковным имуществом, что ему и вменили в вину. Стоит помнить об этом сегодня тем, кто пытается протестовать против возврата храмам их имущества. В свое время государство спокойно изымало то, что ему никогда не принадлежало. Более того, тех, кто этому противился, наказывало со всей «пролетарской ненавистью».

Вид города Березова. 1914 год. И.Н. Шухов Западносибирское краеведение

Вид города Березова. 1914 год. И.Н. Шухов Западносибирское краеведение

Конфискованную церковную утварь комсомольская ячейка использовала… в антирелигиозных спектаклях

Владимир Иванович Елфимов рассказал о судьбе изъятого имущества из березовских церквей – помнил он об этом со слов старожила Березова Баушкина Павла Сергеевича:

– Церковное имущество разграбили и частично сложили в сарае райисполкома. Довольно долгое время комсомольская ячейка использовала утварь в антирелигиозных спектаклях. А вот меншиковские иконы, две ризы из вклада, иное перевезли в Ханты-Мансийск. Их передал сотрудник милиции Падерин, это со слов бывшего в то время директором окружного краеведческого музея Аркадия Николаевича Лоскутова. Он, к сожалению, давно умер. Эрмитаж длительное время пытался завладеть этим имуществом, но сорвалось.

Кстати, одна из икон, подаренных храму Рождества Богородицы семьями Голицыных-Савенковых, – «Знамение» – находится сейчас в Государственном Историческом музее.

В деле сохранился еще один интересный документ: колокол закрытой церкви просят для нужд строительства Казымской культбазы – «как условный знак выхода на работу».

Как вернули колокол

Самое удивительное, что именно этот колокол сохранился до наших дней. И когда стали восстанавливать храм Рождества Богородицы, его вновь вернули к своему предназначению – будить совесть, звать человека на молитву.

Православная община в Березове была создана в середине 1990-х годов.

3 февраля 2009 года в местной газете «Жизнь Югры» были опубликованы воспоминания Ольги Якушевой о своей бабушке Пестряковой Марии Семеновне, в них говорилось о том, как началось возрождение Православия в этом далеком северном городе. О том, как приезжали представители Тобольско-Тюменской епархии, среди них отец Валерий Гордеев, как организовывали собрание для выбора церковной «двадцатки». И как на том собрании никто не решался записаться в ту самую двадцатку: в людях еще жил страх, ведь многие из них пережили репрессии. И тогда встала Мария Семеновна Пестрякова, из ссыльных, и сказала: «Запишите меня, я верующая». И потом стали вставать другие… Марию Семеновну избрали на том собрании старостой, казначеем – Анну Николаевну Мальгавка.

«Бабушка вместе с А.Н. Мальгавка – уже не молодые женщины – ходили по домам верующих, собирали деньги для покупки необходимой утвари для богослужений, ходили в райисполком решать проблемы, связанные с общиной, – писала в газету Ольга Якушева. – Их стараниями был возвращен церковный колокол в наш храм, некоторое время он находился прямо в вестибюле районной администрации. Ни батюшки, ни помещения для служб, ни средств не было, поэтому стали собираться у бабушки, а когда приезжал батюшка, то детей крестили тоже у нее дома (у нее было крещено более 100 детей). Также крестили детей дома и у А.Н. Мальгавка, у Т.П. и П.И. Бутковых, позднее стали выделять помещение в поссовете».

Богородице-Рождественский храм Березово в наши дни

Богородице-Рождественский храм Березово в наши дни

В 1995 году храму была возвращена колокольня, старостой избрали Ольгу Николаевну Катаеву, тоже из ссыльных. Она вспоминала, с какой тоской глядели жители Березова на разрушавшееся здание церкви. И потом, когда стала старостой, ходили по высоким кабинетам, прося деньги на ремонт сторожки. 1995 год был особенно памятным жителям села. Тогда желающих освятить яйца и куличи не вместили ни сторожка, ни ограда храма.

21 сентября 1997 года колокол березовского храма вновь издал ликующий благовест!

21 сентября 1997 года в престольный праздник храма единственный сохранившийся колокол издал ликующий благовест во время крестного хода. В 1999 году в Березове появился первый священник – отец Сергий Белоцерковский. В 2004 году храм Рождества Богородицы был отреставрирован и освящен. А великим чином его освятил ныне митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел 23 сентября 2012 года.

Живет поныне дело рук Светлейшего князя Меншикова, построившего этот храм совместно с казаками и русскими старожилами в знак своего покаяния. Первый на Обь-Иртышском Севере православный храм в честь Рождества Богородицы выстоял, сохранился в годы репрессий. Конечно, благодаря верности Христу многих поколений православных березян. И потому быть здесь вере православной.

Светлана Поливанова

16 апреля 2019 г

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях: