«ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ» — К ЮБИЛЕЮ ВЛАДЫКИ ПАВЛА

Пастырь добрый

Вся жизнь митрополита Ханты-Мансийского и Сургутского Павла, который 9 января отмечает свое 60-летие, связана с Матерью-церковью. Он застал годы гонений на веру, служил за рубежом, и стал свидетелем и участником событий, связанных с воссоединением зарубежной церкви и РПЦ, несколько лет возглавлял Ипатьевский монастырь в Костроме, где по преданию помазывался на царство первый из рода Романовых. Последние несколько лет возглавляет Ханты-Мансийскую епархию, которая год назад преобразована в митрополию.

Митрополит Павел во время божественой литургии
Митрополит Павел во время божественой литургии
Здесь в годы большевистского правления, на сотни километров не было ни одной действующей церкви – и потому митрополит возводит все новые и новые храмы и часовни. Но, пожалуй, самое главное его служение в том, что он, как говорится в притче о добром пастыре – душу полагает свою за овец….

Духовная сокровищница

Огромное влияние на личность владыки, по его собственному признанию, оказала бабушка – Анна Ивановна. Практически с двух до восьми лет он жил в ее семье. У Анны Ивановны было железное правило – она прочитывала в день, помимо утреннего и вечернего правила, три кафизмы Псалтыри. Причем читала всегда вслух, не очень обращая внимание на то, как реагируют на то дети и внуки. Всегда посещала воскресные и праздничные богослужения, и нередко водила с собой внука. Владыка помнит себя двухлетним мальчишкой, едущим в храм с бабушкой и держащимся за ручку ее сумки. Также в памяти владыки сохранились воспоминания об архиерейской службе, которую возглавлял ныне покойный блаженнейший митрополит Владимир. В семье всегда знали посты, церковные праздники, исповедь, причастие – это было в традиции семьи. Особая молитвенная атмосфера, вся жизнь семьи проходила под этим молитвенным покровом. И это был первый опыт встречи со Христом, который во многом определил будущий путь митрополита.

После школы будущий владыка поступает учиться в Сумское музыкальное училище, которое он не успевает закончить, потому что его призывают в армию. Казалось бы, отслужив, возвращайся в училище. Но человек предполагает, а Бог располагает. После армии первые серьезные жизненные потери– скоропостижная смерть отца, гибель дяди. Наверное, впервые так серьезно молодой человек задумался о том, что смерть близко. И что о дне и часе не знает никто, и что надо успеть подготовить себя к будущей вечной жизни… Появились и новые семейные обязательства – маме сделали операцию, надо было помогать поднимать младшую сестру. И все же музыкальные навыки пригодились. В то время удалось поработать регентом, а когда мама поправилась, уехал в Санкт-Петербург. Но на всю жизнь у владыки осталось особое почитание богослужебного пения. Стройность, мелодичность присущи его манере служения.

Здесь стоит сказать еще об одной важной встрече в жизни владыки. После армии в 1976 году Владыка посетил Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. Попал на исповедь к старцу Зосиме, и он благословил поступать в семинарию. Тогда будущий владыка об этом не задумывался, но старцы просто так не дают благословений. Прошло еще несколько лет, прежде чем митрополит исполнил благословение. Рекомендацию для поступления дал позже отец Николай Гундяев, брат Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В Преображенском соборе, в котором служил батюшка, несколько лет будущий митрополит был чтецом. Затем учеба в Санкт-Петербургской семинарии и Академии. Эти люди, по признанию самого владыки, оказали большое влияние на его духовное становление.

Подводя итоги 2015 года, на пресс-конференции в РИЦ «Югра- Информ», владыка рассказал о значении монастырей в жизни общества. В 2015 году в Сургуте был открыт женский монастырь, 1 августа монахиня Георгия возведена в сан игуменьи. Больше 15 лет в Югре говорили о необходимости восстановления древнейшего в Сибири Свято-Троицкого Кодского монастыря. Еще живы свидетели, которые рассказывали, как разгоняли после революции последних монахинь монастыря. И вот теперь там восстановлен храм, прибыли два насельника во главе с игуменом Алипием. Возрождение и утверждение монашеской жизни на Севере – явление уникальное. Монастыри – хранители духовных сокровищниц, — являются оплотом православия. Монахи, отказавшиеся от мирской жизни и посвятившие свою жизнь Христу, со временем получают от Бога дары прозорливости, молитвы, старчества. Один из таких старцев стал в свое время духовным отцом владыки Павла. Он предсказал много событий в жизни будущего митрополита, в том числе и принятие монашества.

– В истории православия на Руси много примеров, когда люди высокой духовной жизни, основывая монастыри, тем самым давали жизнь большим населенным пунктам, — рассказывал на пресс-конференции владыка. – Можно вспомнить пример преподобного Сергия Радонежского, который, убегая в глухие места, основал монастырь, а теперь там Сергиев Посад – духовное сердце России. Точно так же благословил на создание женского монастыря преподобный Серафим Саровский, — Дивеево сегодня называют четвертым уделом Богородицы. К таким старцам всегда ехал народ, чтобы получить духовное наставление, утешение, разрешение каких-то сложных житейских проблем.

Служение за рубежом

Тысячелетие Крещения Руси. Время огромного духовного подъема русского народа. Тем, кто в те годы возрождал православие, выпала труднейшая обязанность строительства и возрождения монастырей, храмов, часовен. Но самым трудным было духовное пробуждение людей. Более 8 лет служил владыка в Ипатьевском монастыре Костромы, в котором ранее располагался областной музей. Возвращение обители в лоно РПЦ стоило немалых усилий, молитвенного подвига. В те годы его отправляют в командировку в Русскую Духовную Миссию в Иерусалим. В одном из интервью Владыка рассказывал, каким благодатным было это время. Молитва на Гробе Господнем. Казалось, что сам Господь слышит каждый вздох, каждое упование. Особенно запомнилось Владыке Рождество в Вифлееме, в храме, построенном на месте рождения Богомладенца.

Когда будущий владыка вернулся из Иерусалима, поехал к своему духовному отцу, тот прежде всегда говорил, что будет доживать свой век с ним. В то время он ослеп, болел, практически не служил. И тогда духовный сын предложил забрать его с собой. В ответ – не поеду. Ты же обещал. – Да тебя там самого скоро не будет. – А где буду, в Иерусалиме ? –Иерусалим, Иерусалим, возьмут да в Америку направят. Для самого Владыки эти слова были большой неожиданностью. Какая Америка? Но буквально через несколько месяцев его действительно переводят служить настоятелем кафедрального собора в Сан-Франциско. Это время своего служения в Сан-Франциско владыка считает самым счастливым. Среди прихожан — потомки дворян, офицеров, вынужденных покинуть после революции Россию. Познавшие всю скорбь жизни в изгнании, прихожане сохранили в своем сердце столько любви и преданности своей покинутой Родине, что оставалось этому только учиться.

После огромных трудов по возвращению монастыря, в Сан-Франциско, владыка смог заняться просвещением паствы. Это было время духовного строительства, ведь со своей паствой возрастает и сам пастырь. Служение в русских приходах за рубежом особое. Как сказал один из священников, прихожане там овцы тонкорунные. Западная культура, в которой пребывают русские люди, накладывает отпечаток на их характер, мировоззрение. Собственно, вообще сохранить свою веру и свою культуру в чуждой атмосфере – непросто. И православный храм за рубежом нередко является сосредоточием не только духовной, но и нравственной и культурной жизни. Для наших соотечественников он олицетворяет Россию. Хотя Родина для многих из них долгие годы ассоциировалась с безбожной властью, священниками, сотрудничающими с КГБ… Изменить такое отношение было очень непросто.

Так сложилось, что митрополит оказался в центре главного церковного события начала 2000-х годов – воссоединения зарубежной православной церкви и РПЦ. Этому предшествовала огромная подготовительная работа, в том числе и на приходах РПЦ за рубежом. После Сан-Франциско Владыку назначают настоятелем Свято-Никольского ставропигиального прихода в Риме. Полвека приход находился в Зарубежной православной церкви, затем 20 лет в Константинопольском патриархате. Наконец в 2000 году вернулся в Лоно РПЦ канонически, но юридически все это было не оформлено. Пришлось пройти несколько судебных заседаний, прежде чем узаконить все как собственность РПЦ.

Не в бревнах, а в ребрах

Несколько лет назад в Югре была создана самостоятельная епархия. Все эти годы в округе идет активное храмостроительство. Храмы и часовни стали возводиться в самых отдаленных уголках нашего края. Приведу лишь один пример. На сегодняшний день 20 храмов в стадии строительства и 8 были освящены в прошлом году. Более года назад в составе митрополии была образована Югорская епархия. В 2015 году в Югре побывали мощи Георгия Победоносца, была передана в дар копия иконы «Отрада и утешение» с Афона. За эти годы установилась, благодаря владыке, незримая связь с оплотом православия – афонским монашеством.

Вот и в эти рождественские дни в округ прибыли копии даров волхов – святыня всего православного мира. Все это требует трудов, и все же храм не в бревнах, а в ребрах. Мы говорили об этом с митрополитом во время пресс-конференции. Особое внимание сегодня уделяет катехизации и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. В Югре на базе митрополии стали работать катехизаторские курсы, записи бесед можно найти на сайте епархии. Также практически в каждом приходе есть свой сайт, на котором можно задать свой вопрос священнику. Большое внимание всегда уделял владыка и преподаванию курса «Основы православной культуры», социокультурной программы «Истоки» — эти предметы формируют у подрастающего поколения духовные и нравственные ценности. Кстати, в составе делегации, представляющей Югру на международных образовательных Рождественских чтениях в Москве: преподаватели средней и вышей школы, воспитатели дошкольных образовательных учреждений.

На пресс-конференции владыка привел пример католических стран, в частности, Италии, где в школах Закон Божий преподается до 7 класса, и ребенок по окончанию курса сдает экзамен. Это не означает, что все ученики строем ходят в костел, но они знают свою историю, традиции, основы веры и это служит им нравственным ориентиром в жизни. Рассказал митрополит и о планах по созданию Центра русской культуры Кирилла и Мефодия, который объединит в Ханты-Мансийске православную гимназию (она уже не вмещает всех желающих), духовно-просветительский центр и детский сад. Мы живем в непростое время, и людям легко заблудиться на пути духовных исканий, как нам жить, спросили митрополита на пресс-конференции. И тогда владыка стал говорить о единении.

– В самые сложные времена русский народ объединялся, и этот духовный настрой помогал ему пережить все трудности. Так было в 1612 году, во время первой мировой войны, Великой Отечественной войны. И сейчас, объединившись, мы перенесем все трудности, этот кризис, санкции пройдут, их унесет ветром времени. Главное, чтобы мы поддерживали друг друга. Вторая заповедь Божья гласит: возлюби ближнего своего. Главное – не отступать от своей веры, своей традиции, которая проверена веками, выстрадана нашими предками, они оставили нам все это в наследство. И мы должны сохранить православие, чтобы быть такими же крепкими, устойчивыми и не поддаваться ни на какие соблазны сегодняшнего мира: ни на сектантские уловки, ни на экстремистские призывы.

Глядя на непростую жизнь владыки, понимаешь истинность его слов о том, что все трудности преодолимы. Ведь у нас есть православная вера – основа основ. У нас есть храмы и возможность покаяния, и еще у нас есть добрые пастыри, которые всей своей жизнью показывают пример преданности и веры, смирения и духовного горения. Так и будем жить

Валерия Светлова 7.01.2016

Ассоциация журналистов «Честное слово»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться в социальных сетях: